Большое количество прислуги в царской России

Повсюду бегали купленные в Париже таксы (34 пары!) и привезенные из Лондона полторы сотни собак - борзых, гончих, легавых. Дело в том, что императрица увлекалась охотой и стрельбой в цель. Чтобы предоставить ей эту возможность, со всех концов страны ей доставляли животных - медведей, волков, лисиц, оленей. Например, из Москвы в Петербург в 1740 году привезли шестьсот живых зайцев. Размещенные в царских охотничьих угодьях, звери становились объектом упражнений императрицы в стрельбе и травле дичи. В ее личной конюшне стояло 379 лошадей: Анна любила верховую езду. Иногда, под влиянием настроения, Анна стреляла из ружья или лука по птицам прямо из окон дворца или даже в помещениях: в каждой комнате стояли заряженные ружья. Случалось, что императрица принуждала к стрельбе женщин из своего штата, и уклоняться от такой забавы они не смели. При этом, если бы кто-то из жителей города вдруг вздумал охотиться на расстоянии ближе тридцати верст от столицы, смельчаку угрожала отправка на каторжные работы.

Для ухода за животными потребовалось большое количество прислуги, которая вкупе с шутами, уродами и представителями диковинных народов (были даже негры) составила личный штат императрицы, существовавший одновременно с официальным дворцовым штатом, но не сливавшийся с ним. Нравы в личном штате были весьма свободными, его представители не слишком церемонились друг с другом, да и к официальным лицам относились без особого почтения, демонстрируя свою приближенность к императрице. Не слишком отличались от них и способы общения в самом высоком придворном кругу. Могущественный фаворит Бирон поколачивал палкой даже самых высокопоставленных сановников и князей, в том числе министров Миниха и Остермана. Не церемонились даже с иностранными дипломатами: известен случай, когда один из царедворцев, переодевшись в платье иностранца, передразнивал его поведение на потеху явившимся на официальный прием.

19.11.2017