Игра на скрипке и гобое в царской России

А во второй половине века в придворную жизнь проникло увлечение театром, и развивалось оно в борьбе с церковниками.

Игра на скрипке и гобое  в царской России
На пути этого увлечения стояли многократно повторявшиеся Уставные грамоты, ограничивавшие деятельность скоморохов, считавшихся язычниками. Еще в 1648 году патриарх проклинал их музыку, инструменты были публично сжигаемы на площадях, а их владельцы биты батогами. Однако церковь не могла истребить музыкальную одаренность русского народа, которая была общепризнанна (как, впрочем, свойственная всем славянским народам вообще). Народ продолжал плясать и петь, несмотря на гневные филиппики служителей церкви, а знать пошла и того дальше: в знатных домах стали появляться органы и выписанные из-за границы музыканты. От этого оставался один шаг до устройства театральных зрелищ, и в 1662 году в Преображенском дворце была представлена пьеса «Эсфирь», а после нее балет «Орфей». Кроме органной музыки, представление сопровождалось игрой на скрипке и гобое. Женские роли, разумеется, исполняли мужчины. Царь Алексей Михайлович остался очень доволен спектаклем, но после просмотра отправился в баню - «смыть с себя грех». На спектакле присутствовали и жена царя, и царевны: они смотрели на сцену из «ложи», огороженной частой деревянной решеткой, которая почти полностью скрывала их от остальных зрителей. Однако начало было положено, и в 70-е годы в Измайловском дворце (родовой вотчине Романовых) стали время от времени играть «шутовские комедии» под руководством вдовствующей царицы Прасковьи. Так как в числе исполнителей стали появляться представители знатных фамилий, то на сцену стали выходить в ролях даже царевны. Равняясь на царскую семью, стали развлекаться постановками спектаклей и знатные бояре; в качестве актеров в этих представлениях участвовали и члены семейства, и гости из Немецкой слободы, и приглашаемые для этой цели ученики «греко-латинских школ», и собственные крепостные «люди» хозяина дома.

27.06.2017