Беглое знакомство с содержанием «Юности честного зерцала» в царской России

Нетрудно увидеть, что во всех приводимых сюжетах сквозит желание убедить в необходимости беспрекословного подчинения диктату всякой власти - от родительской до царской, которая есть не только великое благо для страны и каждого ее жителя, но и воплощает в себе волю высшей власти - волю Бога. По-видимому, основной целью автора заключительной части «Зерцала» было внушить в качестве главного принципа гражданского поведения формулу, имеющую важный для этого времени политический смысл: гордость, под которой подразумевается независимость в мыслях и поступках, есть порок, наказуемый Богом, и только смирение (надо полагать, что оно толкуется как безусловное подчинение закону и власти) есть добродетель, вознаграждаемая Богом. Похоже, что и разговор о девическом смирении автору нужен был лишь для пропаганды идеи самодержавия.

Даже беглое знакомство с содержанием «Юности честного зерцала» наводит на мысль о том, что текст подвергался изменениям и доработкам: в нем отсылки к совершенно архаическим обычаям чередуются с обращением к таким именам, как Лютер и Фридрих III, что было решительно невозможно до начала петровских реформ. Скорее всего, в этом отразилась борьба Петра I с патриархатом, длившаяся с 1700 года по 1718-й, когда высшая церковная власть перешла в руки Духовной коллегии (Синода) - то есть государственных чиновников из числа священнослужителей. В то же время последние страницы текста, имеющие мало отношения к «правилам обхождения», показывают, что отделение церковной власти от светской ни в коем случае не предполагало дискредитации религии как таковой.

Кстати, и сам Петр I был религиозен; не будучи фанатиком, он соблюдал все обязательные обряды православной церкви и даже любил петь на клиросе во время праздничных служб.

Обращает на себя внимание и тот факт, что автор «Зерцала» не касается темы «обхождения» с женщинами в обстановке светских развлечений, хотя к середине второго десятилетия XVIII века введенные Петром «ассамблеи» практиковались довольно широко, прежде всего в столицах, и с теремным затворничеством русской женщины было покончено.

22.09.2017