Отсутствие беспричинной подозрительности в царской России

Девятнадцатая добродетель - отсутствие беспричинной подозрительности, сердечная отзывчивость, способность сочувствовать без лицемерия.

Двадцатая, она же последняя, девическая добродетель - молчаливость, под которой подразумевается воздержание от болтовни по любому поводу и в любом месте.

Изложив все эти сентенции в несколько категорической форме, автор пособия счел нужным остановиться на пунктах, которые ему представлялись особо важными; возможно также, что эти страницы - позднейшее привнесение в первоначальный текст. Первое добавление озаглавлено очень конкретно: «Девическое целомудрие».

Начав с библейской истории о Ревекке и Иакове, приведя высказывание Диогена, автор приходит к выводу, что самым убедительным доказательством целомудрия девушки является ее способность краснеть. В качестве примера он приводит бытующий в некоторых странах обычай поить девушек, идущих к венцу, разогретым вином, которое гарантирует румянец на лице девушки к моменту совершения обряда. Кроме способности краснеть, о целомудрии девицы можно судить и по ее одежде, и по походке, и по разговору. Интересно, что среди цитируемых авторитетов автор называет Лютера.

Последние пятнадцать страниц книги также имеют название краткое и конкретное: «Девическое смирение». В этой части текста привлекает внимание то, что автор адресуется не только к девушке, но и к «честной даме»: самый термин «дама» - явный неологизм для русского языка начала XVIII века.

Содержание этих страниц сводится к тому, что первой и главнейшей добродетелью следует признать смирение, ибо ничто в этом мире не происходит помимо Божьей воли, которой следует подчиняться без малейшего сопротивления - смиренно. В доказательство цитируются и Соломон, и Птолемей, и апостол Петр, и Иоанн Златоуст, и святой Августин, и даже император Фридрих III.

26.04.2017