Серьезные поединки между боярами в царской России

После опроса свидетелей противники могут прийти к мирному соглашению. Но если обвиняемый отказывается признать себя виновным, он может требовать поединка, в котором, по общему убеждению, побеждает тот, кто прав - то есть это «суд Божий». Обычно такие поединки вызывались серьезными конфликтами, и для них существовали судные поля - специально отведенные места. В Москве было несколько таких полей - в частности, в Китай-городе, в Белом городе у церкви Параскевы Пятницы. Противники дрались на палках в присутствии судей, и победивший признавался невиновным. Побежденный в наказание должен был пронести своего противника на плечах через речку. В самых простых делах борьба выглядела еще проще: став по краям выкопанной между ними канавы, противники захватывали друг друга за волосы и старались стянуть в канаву; тот, кто падал в канаву первым, проигрывал дело.

Серьезные поединки между боярами происходили на судных полях в присутствии большого числа чиновников: окольничего, дьяка, боярина, дворецкого, недельщика, казначея, судебного пристава (он именовался праветчиком) и подъячего; в качестве свидетелей выступали с обеих сторон стряпчие и поручики. В этих поединках противники надевали доспехи и могли пользоваться любым оружием, кроме лука и пищали. Обычно это были топоры и заостренные с двух концов отрезки железа, вроде больших ножей. Это уже походило на некий турнир в провинциальном вкусе. Результат «божьего суда» признавался всеми: побежденного объявляли виновным. Иногда в дело вмешивались сторонники обоих противников, и начиналась массовая драка на кулаках и палках. А за уклонение от суда грозило церковное наказание - труса лишали на 7 лет права причастия к святым тайнам.

В конфликтах между знатными боярами судьей выступал царь. В ответ на поданную ему жалобу царь посылал приставов к обвиняемому, которые приводили его к потерпевшему на двор - выдавали головой. Обычно это унижение считалось достаточным наказанием, и тем дело заканчивалось. Царь был высшей судебной инстанцией, решение которой не подлежало обсуждению, а «выдача головой» считалась высшей справедливостью.

22.11.2017