Создание полноценного образа человека определенной эпохи в царской России

В конце концов, в проекте программы театральной школы 1864 года был поставлен вопрос о преподавании «хороших манер». Автор проекта Е.И.Воронов так определял понятие «манера»: «В общем смысле манера держаться есть умение придавать изображаемому персонажу те телодвижения и жесты, которые естественно вытекают из его характера (нравственного и народного) и положения в обществе...».

Так в театральных школах появилась учебная дисциплина «Манеры и этикет»; во многих школах она составляла не отдельный предмет, а была составной частью предмета «Сценическое движение». Она существовала в течение ста лет, благополучно пережив многочисленные реформы театрального образования, и лишь в самом конце XX века начались сомнения в ее необходимости.

Эти сомнения питались, с одной стороны, экспериментами нового поколения режиссеров, искавших способы художественного выражения «вечных» истин в современных формах: появились постановки исторических сюжетов, перенесенных в условия новейшего времени - на том основании, что проблемы человека, его внутренней жизни и его взаимоотношений с окружающим миром свойственны ему по определению и остаются в своем существе неизменными во все времена. Зрителю предлагалось присутствовать при том, как роковой вопрос «быть или не быть?» решал Гамлет, одетый в джинсы и вооруженный не шпагой, а «заточкой», или наблюдать за Раневской в мини-юбке, говорящей из вишневого сада с Лопахиным по мобильному телефону. Поначалу такие новаторские постановки вызывали если не интерес, то, как минимум, любопытство, но рано или поздно их оригинальность приелась, а придумать что-то еще более новаторское было затруднительно. В наши дни подобные поиски переживают кризис: режиссеры пробуют найти методику, совмещающую современный взгляд на исторический сюжет с какой-то абстрактной, вневременной формой изображения.

26.04.2017