Аральская флотилия. 1847-1883 гг.

В начале XVIII столетия народы Средней Азии переживали драматические события. Многочисленные феодальные государства, раскинувшиеся на гигантских пространствах от туранских степей до отрогов Памира, находились в состоянии глубокого экономического упадка. Кровавые междоусобицы в раскаленных степях приводили к разорению и уничтожению целых племен. По караванным тропам в афганские, персидские и турецкие владения понуро брели вереницы невольников. В этих условиях пограничные с Россией народы и племена нередко добровольно входили в ее состав и находили защиту у русской армии. Так, в 1731 г. один из наиболее дальновидных киргизских правителей Абулхаир-хан, владения которого простирались от реки Урал до Сырда-рьи, обратился к русскому правительству с просьбой принять его в подданство России.

Хан Абулхаир и знатные старейшины в 1739 г. попросили русских, в целях защиты от джунгарских набегов, соорудить на Сырдарье крепость-порт и организовать военную флотилию. Но из-за больших трудностей со снабжением из центральных районов России в то время этого сделать не удалось. Только после того как в середине XIX в. 115 тыс. прикаспийских туркмен добровольно приняли русское подданство, было решено организовать флот на Аральском море.

В 1847 г. по безлюдной, выжженной солнцем пустыне двигался огромный караван. На полутора тысячах башкирских телег, запряженных верблюдами, размещались узлы и детали для двух шхун - «Николай» и «Константин». Караван охраняли рота пехотинцев, две казачьи сотни и двух-орудийная батарея. Подобные меры предосторожности были вызваны частыми нападениями хивинцев и мятежного казахского султана Кенесары Касымова. Путь каравана пролегал к пустынным берегам Аральского моря, в укрепление Раим. Возглавлял экспедицию лейтенант А. И. Бутаков - представитель известной династии русских моряков.

Прибыв в Раим, матросы, несмотря на голод и изнурительную лихорадку, уже в начале зимы собрали и спустили на воду парусные шхуны. Трудная зима с морозами до минус 20-28° и частыми буранами, сильная лихорадка и цинга значительно сократили гарнизон Раима. Весной 1848 г. на берегу Арала появился скорбный ряд черных крестов. Но шхуны все-таки удалось оснастить и вооружить всем необходимым, а для выполнения обязанностей матросов прибыли 36 солдат из 4-го Оренбургского линейного батальона. Пополнив экипажи и погрузив необходимые запасы, маленькая флотилия двинулась из устья Сырдарьи вдоль берегов Аральского моря.

Составив первую карту Аральского моря, А. И. Бутаков приобрел мировую известность как выдающийся ученый-географ. К отчетным материалам экспедиции был приложен альбом с рисунками берегов Аральского моря, прекрасно выполненными Тарасом Шевченко в ходе кампаний 1848 и 1849 гг. 10 ноября 1849 г. капитан-лейтенант Бутаков уехал в Оренбург, а затем в Швецию, где предполагалось заказать пароход для плавания по Аральскому морю.

В 1852 г. через Оренбург на Аральское море в разобранном виде были доставлены пароход «Перовский» и паровой баркас «Обручев». Пароходы отличались чрезвычайно малой осадкой. Для морского плавания предусматривалось использовать выдвижные кили. Весной следующего года пароходы спустили на воду, и Бутаков, назначенный начальником созданной им же Аральской флотилии, совершил первое в истории плавание вверх по Сырдарье. Пароход «Перовский» оказал русским войскам существенное содействие при взятии кокандской крепости Ак-Мечеть, переименованной затем в форт Перовск (ныне Кзыл-Орда).

После взятия Ак-Мечети хивинцы уже не смели переправляться через Сырдарью и грабить казахские племена, принявшие русское подданство. Нужно отметить, что при взятии более мелких крепостей, расположенных на Сырдарье, казахи по собственной инициативе до основания разрушали ненавистные им разбойничьи гнезда.

В 1858-1859 гг., содействуя русской дипломатической миссии в Хиве, в состав которой входили астроном О. В. Струве (впоследствии директор Пулковской обсерватории) и будущий изобретатель первого в мире самолета лейтенант флота А. Ф. Можайский, Бутаков осуществил первое в истории гидрографическое исследование Амударьи. Поднявшись на пароходах вверх по течению до города Нукуса, он произвел тщательную съемку этой капризной реки.

Появление в водах Средней Азии невиданных до того времени паровых судов произвело потрясающее впечатление на местное население и способствовало подъему престижа России в этом районе. Сатры и хивинцы боялись пароходов больше чумы и убегали подальше от берега при их появлении.

В 1862 г. были спущены на воду пароходы «Арал», «Сырдарья», а в 1863 г. - плавучий понтонный док. В течение 1862-1863 гг. Бута-ков снова произвел съемку Сырдарьи, выше форта Псровск, в глубине ташкентских владений. В конце 1863 г. Алексея Ивановича отозвали в Петербург, где он в чине контр-адмирала некоторое время работал в Морском ученом комитете.

Кораблестроительный департамент русского Морского ведомства в 1866 г. принял решение об усилении Аральской флотилии пароходом «Самарканд», заказанным бельгийскому обществу «Кокериль». Бутаков тщательно изучил проект парохода, который сочли подходящим для условий рек Средней Азии, но по требованию Бутакова на нем установили носовой руль, чтобы пароход мог маневрировать вперед и назад.

Корпус парохода доставили в Петербург в конце июля 1866 г. и в августе отправили в Самару. «Самарканд» совершил свое первое плавание по Сырдарье в 1869 г. В 1879 г. пароход отличился тем, что под командованием капитан-лейтенанта Брюхова дошел до Ходжа-Соляра и доказал, что река в верховьях также доступна для плавания.

Нужно отметить, что это плавание имело большое значение для русского парового судоходства в водах Средней Азии. Дело в том, что Сырдарья, изменчивые воды которой рождены таянием горных снегов, отличается быстрым и своенравным течением, прихотливо извивающимся и часто меняющимся руслом. В верховьях скорость течения достигает 19,2 км/ч, и зачастую волны, ударяясь о берег, смывают его. Путь преграждают мели, перекаты, пороги, а 10 км по прямой вдоль береговой линии соответствуют 37 км движения по воде.

Быстрое течение и часто меняющее свое положение мелководное русло коварной реки иногда играли злые шутки с судоводителями. Ложась спать под мерное журчание воды, утром они могли проснуться в полной тишине... среди песков.

Именно таким образом в навигацию 1873 г. «Самарканд» очутился в жалкой, грязной луже. Спас пароход сотник русской армии Кулбай-бек. Вместе с казахами своего аула он построил плотину вокруг севшего на мель судна, прорыл канал и вывел по нему «Самарканд» на глубокую воду.

Через несколько лет несчастье постигло пароход у форта Псровск. В ночь с 15 на 16 января 1881 г. «Самарканд» получил пробоину и лег на дно реки, которое в этом месте имело уклон 32°. Над поверхностью воды торчали кожух левого колеса, дымовая труба, половина мостика и средняя часть левого борта.

Обычные методы судоподъема - при помощи понтонов, под которые можно было приспособить баржи, в этом случае не годились. Водолазы не могли работать в полной темноте мутных и быстрых вод Сырдарьи. Кулбай-бек согласился и на этот раз построить плотину, запросив 6 тыс. рублей. Сумма по тем временам немалая, но Кулбай предполагал выполнить работу за 30 дней, при ежедневном участии 310 человек. У начальника Аральской флотилии имелось только 2 тыс. рублей. Соглашение не состоялось, и ранней весной казахи отправились на кочевья.

Из Казалинска в первых числах апреля прибыл корабельный инженер флотилии подпоручик А. Г. Бетхер. Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он удачно поднял на Дунае два турецких броненосца, затонувших у Никополя. Попытки вытащить пароход по каткам при помощи талей, браги и трех шпилей с ручным приводом ни к чему не привели. Корпус основательно затянуло илом, и брагу завести не удалось. Строительство плотины также было безуспешным. Течение разносило щиты и мешки с песком.

Матросы работали на 13 ручных помпах. Казахи отливали воду черпаками. Однако в плотине обнаружились многочисленные протечки. Через три дня отлив прекратили и на плотину пригнали несколько сотен верблюдов. Многочасовые верблюжьи прогулки несколько утрамбовали плотину, но особых результатов не дали. Течь продолжалась. Места протечек огораживали плетнями, забивали мешками с песком и укрепляли вбитыми в грунт жердями.

До 21 ноября продолжалась круглосуточная откачка, но уровень воды остановился на отметке 2,14 м. К этому времени морозы достигли 25°. Пронизывающий ветер не позволил продолжить работы, и казахов отпустили по домам.

В 1882 г. предполагалось использовать на откачке воды уже триста матросов, две баржи и пароход «Сырдарья», а водоотливные средства усилить двумя паровыми помпами с плавучего дока флотилии. Однако небывалое до того весеннее половодье затопило лагуну и повредило плотину. Поэтому от дальнейших работ по подъему «Самарканда» пришлось отказаться.

Из-за мелководности и изменчивости фарватера Сырдарьи пароходные рейсы здесь носили случайный характер, отнимали много времени и обходились очень дорого. Исходя из этого в 1883 г. Аральскую флотилию пришлось упразднить. Часть ее имущества передали Амударьин-ской флотилии, решение о создании которой последовало в 1885 г. в связи с намерением Министерства путей сообщения продолжить Закаспийскую железную дорогу до Каахка (до пересечения с Амударьей у Чарджуя), а затем до Самарканда.


22.08.2017