Дунайские флотилии. 1827-1879 гг.

В очередную Русско-турецкую войну 1827-1829 гг. русская гребная флотилия снова появилась на Дунае. Ее служба носила тот же характер помощи армии, но иногда она участвовала и в чисто морских сражениях. Так, 28 мая 1828 г. отряд из 16 канонерских лодок, пройдя под огнем артиллерии турецкой крепости Браилов, напал в Ма-чинском рукаве на флотилию противника, состоявшую из 23 судов, и после трехчасового боя разбил ее, взял 12 судов, одно потопил и одно сжег. Остальные корабли отряда капитана 1 ранга Заводовского блокировали крепость Браилов. В то же время другой отряд из 12 лодок принимал участие в переправе сухопутных войск через Дунай, у Сатунова, и во взятии укреплений на левом берегу Дуная. Осенью гребная флотилия контр-адмирала Патаниоти снова приняла участие в осаде, которая 20 июня закончилась падением Силистрии, при этом русские захватили 15 турецких судов.

В войну с Турцией 1853-1854 гг. армия князя Горчакова имела директиву: занять придунайские княжества, охранять их, а также контролировать Средний и Нижний Дунай. Для этого к ней была придана Дунайская флотилия под командованием контр-адмирала Мессера, состоявшая из двух отрядов: в 11 и 16 канонерских лодок. Кроме того,

 

Дунайские флотилии. 1827-1879 гг.

 

 

Дунайские флотилии. 1827-1879 гг.

 

 

Дунайские флотилии. 1827-1879 гг.

 

Результатом этой удачной операции стала беспрепятственная наводка моста из Браилова в Гечет, и уже 11 июня русские войска заняли оставленный турками город Мачин. Между тем отряд моряков-гвардейцев, сосредоточившись на реке Ольте, предпринял ряд постановок мин у Парапона, Фламунды и Корабии с целью обеспечить безопасность выбранного для переправы места у Зимницы.

7 июня 1877 г. 10 паровых катеров с 6-весельными ялами на буксире под командованием капитана 1 ранга Новикова ставили мины у Парапона. 8 июня в направлении от Рушука появился турецкий пароход, открьтгяий огонь. Посланный в атаку катер «Шутка» (лейтенант Скрыдлов) хотя и не взорвал его, но заставил уйти. Работы по заграждению, которые велись всю ночь, удалось закончить к 16 июня. Из Никополя, во время постановки мин, вышел турецкий монитор, но атакованный двумя минными катерами (мичман Нилов и гардемарин Арене), вернулся обратно.

Переправа русских войск началась в ночь на 15 июня, большую помощь при этом оказал пароход капитан-лейтенанта Тудера «Анета», который один перевез 20 тыс. человек (из 30 тыс.), оказавшихся к вечеру 15 июня на правом берегу Дуная. Во время обеспечения переправы погибли лейтенант Добровольский и несколько матросов.

16 июня на катере Гвардейского экипажа переправился император Александр II. В тот же день моряки Дунайской флотилии приступили к постройке моста, заготовленного на реке Ольте и пригнанного оттуда мимо Никополя, под обстрелом неприятеля. Командовали этой операцией капитан 1 ранга Новосильский и великий князь Алексей Александрович, который только что прибыл на Дунай из-за границы и 20 июня получил назначение начальника всех морских команд на Дунае.

После окончания боевых действий на Дунае появились пять пароходов, которые Русское Военное ведомство уже во время войны заказало во Франции для перевозки войск с одного берега Дуная на другой. Они проектировались для того, чтобы поднимать на борт по 500 солдат с полной боевой амуницией. Эти войсковые транспорты могли бы намного облегчить переправу армии через Дунай, но не поспели вовремя. Пароходы, которым были присвоены одноименные с теми селениями, где располагалась ставка императора Александра II, названия - «Горний Студень», «Брестовац», «Порадим», «Абланова» и «Бо-гот», - предполагалось разобранными перевезти по железным дорогам на Дунай.

Отсеки скреплялись между собой болтами на резиновой прокладке. Эта конструкция соединения была выполнена так хорошо, что в течение двухлетней службы течь отсутствовала. Пароходы предполагалось собрать в Австрии, а затем спустить по Дунаю к месту назначения.

Вышло, однако, несколько иначе: французы не выдержали контрактные сроки, и пароходы пришли к месту назначения только после окончания войны.

Австрийское правительство не препятствовало их сборке, но когда все было готово, из Вены последовал запрет. Дело в том, что венгры еще живо помнили русский карательный поход 1848 г. и, узнав об этих судах, заявили, что будут по ним стрелять. Поэтому во избежание скандала австрийцы просили направить пароходы в другое место. Русским пришлось разобрать пароходы, вновь погрузить их на платформы и отвезти в Румынию.

Итак, из-за несвоевременного выполнения контракта и дипломатической волокиты пароходы попали в Рени лишь к маю 1878 г., т. е. когда надобность в них отпала. Оставалось обдумать, какую можно извлечь из них пользу. После долгого обсуждения этого вопроса решили назначить на них командиров, механиков, команду и, вооружив картечницами, привести пароходы в Рущук. Двум из них вскоре пришлось участвовать в боевых действиях. Во время напряженных отношений с Румынией по поводу форта Араб-Табии они получили приказ блокировать Силистрию с Дуная. В это же время часть войск корпуса генерала Банковского действовала на берегу. Дело закончилось мирно: румынские войска очистили Араб-Табию, а русские заняли ее.

Пароходы за их характерную форму корпуса получили прозвище «мерримаки». Иностранцы действительно нередко принимали их за речные броненосцы. Зачастую по этому поводу вспыхивали международные скандалы, и «для успокоения умов» картечницы с пароходов пришлось снять. Начальник Дунайского отряда составил расписание, по которому поддерживалось регулярное сообщение между Рущуком и Рени. Каждый пароход зараз перевозил до 33 т казенного груза. Кроме того, все государственные служащие имели право пользоваться ими для переездов. Если принять во внимание, что, кроме судов австрийского Ллойда, почти не существовало другого способа передвижения между дунайскими портами, а переезды на австрийских пароходах обходились дорого, эти «мерримаки» приносили огромную пользу.


22.08.2017