В правой части десюдепорта

В правой части десюдепорта

В правой части десюдепорта мы видим несколько совсем других фигур:

молодой человек в бледно-красном кафтане, стоящий справа, несколько в отдалении от всех других, слушающий шум водяного каскада, глядящий вниз с горы, поставив ногу на камень, и держащий в руках раскрытую книгу (это Аллегория Натурфилософии);

двое мужчин в противоположном углу; один - в ярко-красном кафтане указывает рукой на древний монумент; другой - в синем кафтане полулежит у камня, внимательно слушает собеседника и записывает его слова в большую тетрадь; еще две тетради, уже заполненные и закрытые, брошены рядом (это Аллегории Археологии и Истории);

мужчина в черном кафтане, держащий в руках ноты, и две молодые дамы - одна певица, а другая, по-видимому, танцовщица находятся в центре композиции; над их головами раскинулся, словно нимб, свод триумфальной арки (это Аллегории оперного Театра, вокальной Музыки и Балета).

Мы будто возвратились к начальным страницам нашего очерка. Но какой контраст! Там изображались отвлеченные аллегорические фигуры. Здесь же как будто воспроизводится церемониал утонченного усадебного увеселения, хотя свойство аллегоричности сохраняется полностью.

В жанре высвечивается кардинально новая грань - «Вочеловечившаяся аллегория».

В арсенал развлекательной культуры XVIII века мы естественно и не задумываясь причисляем балы, маскарады, шествия, праздники, гулянья, фейерверки, театр и т. д. и т. п. - всю шумную и пеструю светскую и народную городскую жизнь этого столетия, ярко и весело заполнявшую досуг, особенно в эпоху барокко. Однако в XVIII веке развлекательная культура втягивает в свою орбиту не только способы заполнения досуга - сама среда, предназначенная для этого праздника жизни, и отношение к ней тоже часто становятся элементом развлекательной культуры. В данной статье будет сделана попытка показать это на примере главного жилого дома богатой русской городской усадьбы в эпоху барокко.

28.04.2017