Русско-украинский причастный стих

Концерт этот имеет своим незримым, но могучим основанием ритуал христианского богослужения и достойно представляет собой лучшие стороны мировоззрений и композиторской техники, идущих как от православных корней, так и от католических (расширенный русско-украинский причастный стих и хоровой мотет без сопровождения венецианско-болонской академической школы).

Концерт этот должен был бы звучать в скорбные дни Великого поста на литургии прямо перед таинством святого Причастия.

Вместе с тем впервые исполнен он был, на наш современный взгляд, в условиях почти оскорбительных - как бы между прочим, едва ли не в функции приятного музыкального фона - во время узко-интимного Высочайшего церемониала: карточной игры императрицы Екатерины II с наиболее приближенными к ней придворными.

Но что нам с того, если любое исполнение даже в туалетной комнате Императрицы ценилось всеми гораздо выше, нежели пение концерта самым лучшим хором, в самом роскошном храме и хотя бы в присутствии полного состава Высочайшего Синода?

Самое главное, концерт был принят весьма благосклонно, обеспечил его автору солидную стипендию и многолетнюю стажировку в Италии, а также вызвал настоящий стилистический переворот в своем жанре, после которого возврат к канонам стиля барокко был уже немыслим.

Большого же праздничного поворота в судьбе творца концерта не вышло. Вернувшись из Италии, он оказался не у дел, до старости далеко не дожил, завершил свои дни совсем молодым и неприкаянным, покончив с жизнью самоубийством в припадке белой горячки.

19.11.2017