Маниловские мосты

С другой стороны, эти же источники обрисовывают нам жизнь мелкопоместного дворянина, который, будучи когда-то обиженным давно уже умершим императором Павлом I, в своем собственном поместье сочинил и предписал выполнять церемонии, абсолютно во всем - по букве и духу - противоположные Императорскому двору.

Маниловские мосты строились тогда в области музыки повсеместно и воплощались нередко в самых неожиданных и причудливых комбинациях музыкальных жанров и конкретных композиторских опусов.

Опера, игранная труппой Светлейшего князя Г. А. Потемкина в глубине одесских катакомб специально для Екатерины II; церемониал «Праздник Цереры» в Бессарабии, сочиненный одним из тамошних помещиков; опера-экскурсия «Садовник Кусковский», в которой молодой Степан Дегтярев (будущий автор музыки первой русской оратории «Минин и Пожарский») исполнял заглавную роль, пел арии, дирижировал скрытыми в гротах, парковых павильонах, чащобах приусадебного леса оркестрами и хорами, водил за собой публику и знакомил ее с достопримечательностями поместья, - число подобных примеров можно умножать и умножать. Но не в них суть (хотя в них тоже заключается значительная часть сути).

Сконцентрируем все же внимание на упомянутых антиномиях:

крепостнический деспотизм и музыка, свободная от запретов и препон;

жестко стереотипное мышление эпохи классицизма и исконно русское стремление к непредсказуемой вариантности в пении;

стремление во всем подражать императорскому двору у помещика средней руки и желание непременно резко выделиться;

никем не отмененный запрет православной церкви на любые виды светской музыки, особенно инструментальной, и публичное присутствие православных митрополитов в Эрмитажном театре на представлениях опер подчеркнуто эротического содержания;

необъятность просторов Российской империи - от берегов Балтийского моря до Аляски и сосредоточение композиторских сил лишь в двух столицах - Санкт-Петербурге и Москве.

20.08.2017