По окончании спектаклей

После кукольных мизансцен настольного украшения, «живых картин», представленных на партере, следовали уже «говорящие картины» - собственно театр. «Говорящей картиной» называлась одна из двух опер, данных в тот день на Открытом театре. Другая, прозвучавшая там же, среди кулис из барбарисовых шпалер, - «Роза и колас». Зрители не ограничивались впечатлениями от игры актеров - спектакли смотрели и простолюдины, «которые помирали со смеху, всему давали свой толк, и через это представляли из себя другое очень занимательное зрелище». Отведав театрализованных пасторалей, гости, прогуливаясь по парку, отправлялись в его пейзажную часть к закрытому театру, где уже всерьез слушали итальянскую оперу «Два Сильфа» и смотрели трагический балет «Инее де Кастро».

По окончании спектаклей гостей ждали разнообразные увеселения - в линейках их отвозили к дворцу, где английскими контрдансами начинался бал, он выплескивался в сад, «прекрасно освещенный для воксала. В то же самое время с другой стороны дома представлялся бесподобный вид от разнообразных фонарей, которыми весь большой пруд, канал с проспектом к дальней церкви и остров были убраны. Тихие струи, заимствуя от сих огней сверкание, резвились по водной поверхности и пестрили изумрудными и яхонтовыми прозрачностями». После этой фантастической картины гостей ожидало новое чудо: вступив на торную аллею, они вдруг обнаруживали, что вся она засажена деревьями. Недолгое замешательство - и аллея свободна - вдруг раздвинувшиеся деревья оказались иллюминированной декорацией. (Позднее тот же трюк, правда, в большем масштабе, использует Николай Петрович Шереметев в Останкино, принимая императора Павла I.)

26.05.2017