Русская культура XVI-XVII веков

Русская культура XVI-XVII веков

Таким образом, обязательным признаком дурного правителя, будь то Иван Грозный или Лжедимитрий, является приверженность к «забавам». Материалы и этого источника, а именно «Истории Государства Российского», подтверждают как идею аскетизма древнерусской духовной культуры, ее идеалов, так и мысль о происхождении «прохлады» путем «опускания» из сферы сакрального в сферу профанного. Отсюда в российском менталитете допетровских времен - постоянная подозрительность по отношению к развлечениям как к чему-то, претендующему на место сакрального.

Итак, русская культура XVI-XVII веков - ив своих духовных «высях», и на уровне обыденного сознания - готовит новую культурную парадигму. Однако, действительно, к этому времени уже складывается «архетип русской духовной жизни», легший в основу дальнейшего развития российской культуры. Западная культура - это культура успеха (лидерства, достижения). Русская культура- это культура достоинства: «не в силе Бог, но в правде». И недаром, как уже отмечено многими исследователями, национальными символами становились не военные победы, но сражения - независимо от их успеха или неуспеха, потребовавшие наибольшей жертвенности (Мамаево побоище, Бородинское сражение и др.), и это всегда - сражения за свою землю, т. е. оборонительные действия.

Не рвется нить времен. И вдруг оказывается, что юмор М. А. Булгакова готовится «серьезом» Епифания, первого составителя жития Сергия Радонежского. Епифаний, описывая эпизод из жизни окружения Сергия, когда у святых старцев не было ни хлеба, ни соли, сокрушенно вздыхает: «Чего ни хватись всего нет...» «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» - замечает Воланд на Патриарших прудах. У Булгакова здесь явно сквозит парафраз из Епифания. Только у старцев, при наличии духовных ценностей, нет материальных благ; у атеистов из романа Булгакова нет ни Бога, ни дьявола. Булгаков пародирует Епифания? Это было бы немыслимо для православного писателя.

22.09.2017