Ревнители благочестия

Существенную новизну в культуру внесли и старообрядцы сами, я уже упоминала об этом. Дело в том, что реализм в искусстве - это всегда атрибут чувственной культуры, по П. Сорокину. Вот ее-то и не приемлет неистовый старец, называя «немецкой»: «...пишут Спасов образ Еммануила; лице одутловато, уста червонная, власы кудрявыя, руки и мышцы толстые, персты надутые, так о же и у ног бедры толстыя, и весь яко немчин брюхат и толст учинен, лишь сабли той при бедре не писано. А то все писано по плотскому умыслу: понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую и опровергоша долу горняя. Христос же Бог наш тонкостны чювства имея все...» И пишут новые живописцы «Христа на кресте раздутова: толстехунек миленькой стоит, и ноги-те у него что стулчики. Ох, ох, бедныя! Русь, чего-то тебе захотелось немецких поступов и обычаев!»

Ревнители благочестия (исключая пустозерского соузника Аввакума дьякона Федора) считали икону не символом, а реальным изображением высших сил, и в этом они сходились с новыми иконописцами, тяготевшими к портретному реализму. Однако расходились они в другом: Аввакум и его последователи представляли Христа и святых именно такими, какими они были изображены на старинных иконах византийской школы. Поэтому спор идет не о способе изображения, а о сущности изображенного.

Предложу теперь иную призму для взгляда на культуру Древней Руси в аспекте соотношения должной жизни и «прохлады», соотношения норм бытовой повседневной жизни социальных верхов и низов и действий типа «песни петь срамные и скакати и плясати» (Н. М. Карамзин). А именно: взгляд Н. М. Карамзина. Это уже взгляд человека нововременной европейской ментальное, да еще сентименталиста, - т. е. личность, индивидуальность в оценке культуры для него как будто первичны. Недоверие к политике и политикам, приоритет нравственных ценностей, убеждение в том, что развитие государства - не цель, а средство морального совершенствования личности, - вот исходные посылки идеологии Карамзина.

18.08.2017