Постепенно меняется отношение

Аввакум, перечисляя в своем «Житии» множество разновидностей сибирских животных, рыб и растений, призывает радоваться природному изобилию как свидетельству славы Божией: «А все то у Христа наделано человека ради, чтоб упокояся хвалу Богу воздавал».

Эта традиция отражена и в Стоглаве, и у митрополита Даниила: «И аще хощеши прохлдитися, изыди на преддверия храмины твоея, и виждь небо, солнце, луну, звезды, облака, ови высоци, ови же нижайше, и в сих про-хлажайся».

«Искусственные», так сказать, развлечения, т. е. занятия, придуманные людьми, церковь, в общем, осуждает. Иван Грозный, следуя народной практике, защищает «искусственные» развлечения, считая их грехом, но простительным: «Егда же совершени будут, тогда сия отвергнут». Такова главенствующая тенденция официальной культуры.

В монашеском лексиконе существовало понятие «утешение». Монашеское «утешение» - это «то или иное допустимое развлечение или разнообразие в пище. Однообразие монашеской жизни порой ввергает человека в уныние, а подобное «утешение», быть может, шутка игумена или добавочное блюдо, помогает преодолеть его».

Постепенно меняется и отношение к книге. Отношение к чтению как к развлечению - изобретение культуры Нового времени. Но уже в допетровские времена появился жанр фацеции (анекдот или новелла). Это стало возможным потому, что книга перестала быть только образцом для подражания; она перестала быть учебником жизни, а следовательно, в ней имели право появляться персонажи и смешные, и глупые, и т. п. Однако приемлемыми остаются лишь те развлечения, которые совершаются «по правилам».

19.11.2017