«Большая деревня» России

В старину город не раз выгорал дотла. Но и на рубеже прошлого и нынешнего веков катастрофические пожары, при которых выгорали целые кварталы, урочища, части, были привычным, не «из ряду вон» явлением. В «Сборнике очерков по городу Москве» (1897) читаем:

«В таком многолюдном городе, как Москва, население которой в настоящее время можно считать превышающим 900 тысяч жителей, пожары, естественно, должны быть явлением обычным... В среднем выводе за 15 лет - 1880-1894 гг. - в Москве ежегодно возникало 456 пожаров. Среднее годичное число пожаров за 1880-84 гг. равнялось 391, в следующем пятилетии оно возросло до 441, ... а в пятилетие 1891-95 гг. годичное число пожаров возрастает до 536. Несомненно, что и число, и опустошенность пожаров находится в довольно тесной зависимости от материалов построек. Москва в этом отношении находится в очень невыгодных условиях, так как весьма значительное число ее зданий построено из дерева. При переписи 1882 г. оказалось, что в Москве деревянные строения составляют 52,4%, а здания каменные - только 31,2% всего числа строений жилых или же торгово-промышленных». В 1912 году в Москве было 9158 каменных домов при 65 000 деревянных. «Большая деревня» России оставалась верна древним традициям жизнеустройства в лесной земле. Наиболее зримо это выражалось в тысячеверстных заборах и палисадах, имя которых хотя и пахнет паленым, но означает «забор, тын, ограду из тычин, из жердей тычком, стойком. Палисадник, около жилья, делается из двойного, долбленого прогона и строганых тонких балясин, образующих род решетки; палисад военный, или вокруг терем, состоит из сплошного частокола, из заостренных кверху свай, связанных шипами, сквозным прогоном или пришивным брусом. Палисадник (также) садик вдоль дома, обнесенный частоколом. Палисада - дина, одна тычина, частоколина» (В. И. Даль).

29.05.2017