Множество эпизодов из жизни

Множество эпизодов из жизни

Варфоломей - Сергий - аскет по отношению к материальным благам. Он никогда не пил ничего, кроме воды, и еще отроком молился: «Не попусти мне когда-нибудь возрадоваться радостию мира сего...» Он бежит властвования, отказываясь от святительского сана, и даже отказался «принять от руки святителя священное украшение как благословение архипастырское, потому что сие украшение (крест) было сделано из золота...»

Множество эпизодов из жизни Сергия Радонежского доказывают: он отказывается от своей воли, от полагания на себя ради того, чтобы открылся промысел Божий. Так, в юности он, хотя и жаждал духовного подвига, повинуясь воле родителей, не ушел из дому, пока они были живы. Сергий не сам решает, каким именем освящать построенную им с братом Стефаном церковь, а слушает старшего брата, - последний же высказывает как раз то, что и хотелось втайне Сергию, и во имя Пресвятой Троицы освящена была церковь. Подобным эпизодам несть числа.

Очень любопытным оказывается мотив отношений Сергия с животными. Живя в лесу, Сергий приручил медведя. В этом биограф Сергия Никон видит особый тайный знак: ведь Адаму до его грехопадения повиновались все звери, а как отпал человек от Бога, также и звери перестали ему повиноваться. Сергий - как бы новый Адам до его грехопадения, и как Сергий слушает Бога, так и медведь, зверь, стал слушаться человека.

Но в то же время церковь сурово осуждает скоморохов с их дрессированными медведями, и это еще один признак тайной близости святости и развлечений. Звери, обращающиеся со святым (Адамом), - это еще чистое творение рук Божьих, мир, не отпавший от своего создателя. В то же время звери нередко выступали в обличье бесов, как антихристово племя. Недаром Аввакум, характеризуя дурного человека, пишет: «Скачет, яко козел, раздувается, яко пузырь, гневается, яко рысь, съесть хощет, яко змия, ржет зря на чужую красоту, яко жребя, лукавует, яко бес...» И медведи, которых побьет протопоп Аввакум, - это, конечно, дьявольское отродье.

22.07.2017