Шарль Омон

Отдельно ставился вопрос: быть или не быть Омону на Нижегородской ярмарке? И было постановлено: «ходатайствовать перед губернатором об окончательном закрытии увеселительного заведения Омона, этого позора Всероссийской ярмарки!»

Но Шарль Омон не унывал. Во второй половине XIX века в Москве в летнее время функционировал увеселительный сад «Чикаго», также отражавший новые «западные» веяния, проникавшие в купеческую Москву. «Установилась как бы традиция, писал обозреватель, - что летом больше ничего не нужно, как простокваша и невыразимое блаженство кафешантана». Дело в том, что зимние театры летом закрывались, и москвичи оставались на целую треть года в распоряжении содержателей садов и кафешантанов, торговля в которых искусственно поддерживалась откровенно игривым характером увеселений. В 1897 году Шарль Омон подписывает контракт на 12 лет с г. Соловейчиком, владельцем сада «Чикаго», «с платою 20 000 р. за пользование всеми помещениями, машинами, инвентарем и т. п.»35 Новое предприятие стало называться сад «Аквариум», управляющими были назначены С. А. Альштадт и Д. Е. Сидорский, режиссером концертных программ Н. Ф. Бутлер (бывший режиссер «Концерта-паризьен» на Нижегородской ярмарке). На территории сада «Чикаго» существовал каменный закрытый театр, в котором играли оперные, драматические и опереточные труппы. Шарль Омон строит еще один каменный театр по образцу парижского концертного театра специально для кафешантанных программ. Для постройки нового концертного театра в саду «Аквариум» были снесены все павильоны бывшей электрической выставки на Триумфальной-Садовой улице. Театр занимал обширную площадь, имел открытую веранду, прилегающие пристройки и был приспособлен как для зимнего, так и для летнего сезонов.

22.11.2017