Сценическая культура

Куплетисты делились на «салонных» (или «фрачных») и выступающих в так называемом «рваном» жанре (их еще называли «лапотниками» или «босяками»). Засилье «босяков» на кафешантанной эстраде в отличие от «фрачных» куплетистов, современники объясняли тем, что «фрачному» куплетисту необходимо было обладать сценической культурой, что совершенно необязательно для босяцкого жанра. Артист мог одеть рваный, несуразный, испещренный разноцветными заплатами пиджак, разорвать брюки по колено, вырвать дно из фуражки, скорчить не то пьяную, не то полузамерзшую физиономию, и босяк готов. Чтобы понять, в чем же состояло отличие «салонных» куплетистов от «лапотников», остановимся подробнее на некоторых представителях этих направлений, выступавших в те годы на одной концертной площадке, в театре Омона.

Одним из первых на русской эстраде в этом жанре выступил уже упоминавшийся Н. Ф. Монахов. В 1896 году вместе с П. Ф. Жуковым он заключил с Ш. Омоном контракт на исполнение сатирических дуэтов. Выступали артисты либо в образах двух крестьян - старого и молодого, распевающих под балалайку куплеты и частушки, либо в образах старого разорившегося банковского дельца и отставного интенданта в куплетах, заканчивающихся рефреном: «Прошли золотые денечки!» Другие известные куплетисты «лапотники» - С. Ф. Сарматов, П. Е. Невский тоже исполняли злободневные бытовые песенки и куплеты. В репертуаре П. Е. Невского, например, имелась песенка «Игрушечки», в ней он выступал в роли коробейника, продавал «за хорошую плату (понимай - взятку) подрядчику- железную дорогу, купцу - испорченные весы, а богатой стареющей барыне - молоденького смазливого гусара». С. Ф. Сарматов, одетый в босяцкие Лохмотья, «отплясывал чечетку и лихо распевал:

Было время,

Жизнь не бремя

Для меня была, а пир,

Веселился я беспечно,

Я был счастлив бесконечно.

За границей,

В Риме, в Ницце

Удивить хотел весь мир,

Так кутил я сколько мог

И остался без сапог».

29.04.2017