Два типа русской святости

Два типа русской святости

Следует, конечно, сказать, что пресловутый русский нигилизм - большей частью не национального, а социального происхождения; это, как показали знаменитые «Вехи», - черта русской революционно-демократической интеллигенции, наряду с ее идейностью и беспочвенностью. Излом и деструкция никогда не были народными идеалами.

Г. Федотов выделяет два типа русской святости. Они слиянно существовали в Сергии Радонежском, но потом разошлись. Это, во-первых, тип Нила Сорского, для которого характерно уединение, уход от «мира», признание права людей на различие (в отличие от жесткого черно-белого видения мира другим типом) и в связи с этим - отказ от осуждения людей, аскетизм, так как хорошо радоваться только делу рук Божьих. (Нил Сорский одобряет Пахомия Великого, который разрушил столпы в храме, ибо «нелепо чудится делу рук человеческих».)

Другой тип русской святости берет свое начало от Иосифа Волоцкого с его хозяйственностью, практицизмом, личной волей, одобрением телесной и бытовой красоты, с его обличениями и осуждением грешников, одобрением казней еретиков. И если в XVI веке, в связи с победой «иосифлян», из церкви уходит «школа» Нила Сорского, то в XVII веке с Аввакумом из церкви уходит и «школа» св. Иосифа Волоцкого. Начиная с Петра I св. Синод чаще деканонизировал святых, и до времени царствования Николая II было канонизировано только четверо.

Итак, в Сергии Радонежском мы находим черты, общие для истории русской святости, и, следовательно, можем описать черты национального идеала вообще. С него и начнем.

«Гнушание» детскими играми - общее место в агиографии русских святых. Бесстрастность проявляется уже с детских лет и в отроке Варфоломее, будущем Сергии Радонежском. «Он скоро понял, что еще в отроческом возрасте страсти уже начинают проявлять свою губительную силу, сдержать которую стоит немалого труда; а кто хотя раз поддастся в юности их влечению и попустит им связать себя порочными склонностями, тому и подавно тяжело преодолеть их.

28.04.2017