Осколки московской жизни

Среди постоянных участников дивертисмента были звукоподражатель Егоров со «сценами из мира животных», куплетист, гитарист И. Н. Пушкин и «чтец» автор бытовых сцен (также из еврейского быта) А. А. Гулевич, рассказывающий, по свидетельству А. П. Чехова, «анекдоты, которые знавал еще и Голиаф».

В заметках «Осколки московской жизни» (1883-1885) для петербургского журнала Н. А. Лейкина «Осколки», в юмористических театральных обзорах, пародиях для журналов «Зритель», «Будильник» и других Чехов много раз обращался к Лентовскому и саду «Эрмитаж», театрам «Скоморох», «Новый» (Театр М. и А. Л.). Его собственные взгляды на искусство, отрицание помпезности, постановочных эффектов, бьющей в глаза рекламы, резко отличные от эстетических пристрастий Лентовского, вкупе с ориентацией на юмористические журналы, определили ироническую интонацию высказываний. И все же в заметке «Фантастический театр Лентовского» он отдает долг его «изрядному вкусу, уменью и желанью». Эти три двигателя, которые поставили на настоящие ноги наше «Эрмитажное дело». В связи с очередным банкротством антрепренера (январь 1884 г.) Чехов записывает: «Лентовский дорог для Москвы... Без него едва ли сварится в Москве какая-нибудь увеселительная каша. Он много работает и ничего не нажил. И деятелен как муравей и имеет вкус и порядочен...»

«Фантастический театр», которому отдал дань Чехов, поражал воображение даже людей искушенных. Возможно, как писал в своих мемуарах С. А. Попов, идея была навеяна воспоминаниями о «воздушном театре» в Нескучном саду. Постройка велась под наблюдением декоратора императорских театров А. Ф. Гельцера. На открытии 1 июня 1882 года собралось пять тысяч зрителей. Начало представления возвестил большой вокзальный колокол. «Вообразите себе лес, - писал Чехов. - В лесу поляна. На поляне ... возвышается более всех уцелевшая стена стариннейшего, средневекового замка.

20.09.2017