Талантливый постановщик

Лентовский решил сделать театр опереточным и, используя свое знание провинции, собрал превосходную труппу, в которую вошли будущие звезды российской оперетты В. В. Зорина, А. Д. Давыдов, В. И. Родон, С. А. Вельская, А. А. Брянский и другие; сформировал оркестр, хор, пригласив свободных на лето хористов Большого театра. На открытии 5 мая 1877 года шла «Дочь рынка» («Дочь мадам Анго») Ш. Лекока, привлекавшая зрителей не только превосходным исполнением главных ролей, но и роскошью оформления, тщательностью постановки массовых сцен. Огромный успех имела первая русская оперетта-мозаика «Цыганские песни в лицах» (автор Н. Куликов, подбор музыки Михалева), открывшая, по утверждению Янковского, «первую страницу русского опереточного театра; она для Москвы значит то же, что «Прекрасная Елена» для Парижа». Купеческая Москва нашла ключ к истинно русскому «каскаду». Пополняя предложенную авторами «мозаику», Давыдов вводил в спектакль не предусмотренные ранее, специально подготовленные романсы: «Не говори, что молодость сгубила», «Пара гнедых, запряженных с зарею». По воспоминаниям очевидцев, исполнение этого романса вызывало рыдания в зале. От Зориной и Давыдова, утверждал Янковский, идет рожденная Лентовским школа новых опереточных исполнителей, развивающих все ту же русско-цыганскую традицию, выдвигая последовательно имена Р. М. Раисовой, А. Д. Вяльцевой, Н. И. Тамары.

Заявив о себе как о талантливом постановщике и выдающемся организаторе, Лентовский уже самостоятельно арендовал сначала на два года (1878-1879), а затем на двенадцать лет сад «Эрмитаж». (В зимние месяцы на основе своей опереточной труппы он создал театр «Буфф», работавший в помещении Солодовниковского пассажа на Петровке.)

По свидетельству режиссера С. А. Попова, оставившего воспоминания о Лентовском, сад на бывших Антроповых Ямах занимал площадь в восемь гектаров с двумя проточными прудами, верхний из которых был площадью в один гектар.

27.05.2017