Московские увеселительные сады

«Эти два загородные гулянья не в дальнем расстоянии друг от друга, - писал Загоскин, - но общества, их посещающие, до такой степени различны меж собой, что даже цыгане, которые поют в Петровском вокзале, не хотят знаться и водить хлеб-соль с цыганами и цыганками, забавляющими посетителей Марьиной рощи». Однако время меняло состав публики, «перемешивало» различные социальные группы, и через два-три десятилетия многие бывшие гуляющие в Марьиной роще могли оказаться среди посетителей знаменитых ресторанов «Яр» (на месте скромного загородного трактира купца Аксенова) и «Стрельна», выросших в Петровском парке.

Рассказывая о московских увеселительных садах, куплетист и общественный деятель А. З. Серполетти называет сад господина Сакса, недолго работавший в 1860-е годы в Петровском парке и упомянутый А. Н. Островским в «Бешеных деньгах». Перед изящной раковиной, где располагался оркестр, стояла круглая ротонда со столиками, за которыми сидела публика, попивая чай из небольших самоваров, закусывая «саксовыми» печеньями. Неподалеку от ротонды на специальной насыпи по праздникам и воскресеньям сжигались «шуточные огни» и фейерверки. Сад довольно быстро погорел, и, по воспоминаниям Серполетти, хозяин оказался в долговой «яме», где и умер. То ли место было неудачным, то ли сказывалась конкуренция ближайших к городу и набирающих известность «Яра» и «Стрельны», но попытки создать в Петровском парке увеселительные сады, как правило, кончались крахом. Так, на месте купленного за бесценок у дворцового ведомства театра антрепренер Николаев-Соколовский (по сцене Н. А. Разметнов, рассказчик эпизодов из армянского быта) в 1880-е годы создал увеселительный сад «Фантазия» с театром, рестораном и цирком. Публика посещала сад плохо, антрепренер, кое-как продержавшись десять лет, потеряв 500 тысяч рублей, уехал в Петербург. Место пустовало.

22.10.2017