«Французско-нижегородский» диалект

По свидетельству А. Плещеева, огромный и заслуженный успех имел московский актер Л. И. Градов-Соколов, исполнявший обличительные куплеты не хуже кумира петербургской публики И. И. Монахова. Вскоре в «Ливадии» вовсе упразднили дивертисмент, сделав ставку на оперетту. Поставленные здесь «Корневильские колокола» Планкета впервые в Петербурге произвели фурор. Конкурирующая «Аркадия» обратилась за помощью к М. В. Лентовскому, он привез свою оперетту с В. В. Зориной и А. Д. Давыдовым, которые «свели с ума петербургскую публику».

В «Ливадии» начала работать французская опереточная труппа, тогда «Аркадия» приглашает оперетту И. Я. Сетова с гастролершей француженкой Монбазон; смесь двух языков поначалу казалась странной, вызывала смех, но скоро публика привыкла. Позднее Монбазон успешно выступала в московском театре «Парадиз» и на смешном «французско-нижегородском» диалекте сыграла главную роль в «Цыганских песнях в лицах».

Стоило «Ливадии» пригласить известную балерину К. Брианцу, как «Аркадия» в пику конкуренту приглашает итальянскую танцовщицу с великолепной техникой Ли-мидо и балетного артиста классической школы итальянца Энрико Чекетти, ранее работавшего в Демидовом саду.

В «Ливадии» В. К. Берг на закате своей карьеры занялся запуском воздушных шаров. В подвесной корзине находились два «пассажира» - одетая в белое платье г-жа Васильева и г. Рудольф. В ответ антрепренеры «Аркадии» освоили упомянутый выше запуск аэростата. И хотя публики, по словам того же Плещеева, хватало на два сада, Картавов не выдержал конкуренции и передал «Ливадию» М. В. Лентовскому, давшему саду новое название «Кинь-Грусть». Но и его антреприза быстро потерпела крах. В саду, к 1890-му году переименованному в «Эрмитаж», играли различные опереточные труппы, но прежней популярности он так и не приобрел и вскоре закрылся.

26.07.2017