Театральный и музыкальный вестник

На страницах прессы обсуждаются манеры дирижера, его постоянное общение с публикой воспринимается как «заигрывание»: временами Штраус сам берется за скрипку, подтанцовывает; некоторых раздражают его «ужимки», «прыжки», подвижная мимика. Случались и курьезы, грозившие обернуться неприятностями. «Театральный и музыкальный вестник» описывает скандал, происшедший на бенефисе Штрауса, который, согласно рекламе, должен был сопровождаться маскарадом. Вечер начался с недоразумений, следовавших друг за другом. К прибытию поездов при большом стечении народа по нерасторопности организаторов зал оказался закрытым. Концерт начался в саду, после нескольких сыгранных оркестром вещей Штраус обратился к публике с просьбой сопровождать исполняемую кадриль танцем. Однако, как пишет корреспондент, желающих танцевать на песке, которым была посыпана площадка перед садовой эстрадой, не нашлось, что вызвало неудовольствие дирижера. Когда же музыканты, наконец, перешли в зал и пары встали, приготовившись к танцу, на эстраде неожиданно появились уже изрядно надоевшие публике тирольские певцы. Сам бенефициант исчез бесследно. Масса поклонниц, оставив зал, кинулась на его поиски, безуспешно стучали в квартиру и даже сумели проникнуть в нее, разбив окно на втором этаже (по другим сообщениям, побили стекла на галерее). Штрауса так и не нашли, ему удалось вовремя ретироваться. Обещанный бенефис и маскарад не состоялись.

И все же И. Штраус за десять лет пребывания в Павловске многое здесь изменил. Он сразу же решительно отказался от исполнения музыки во время обеда, такая обязанность целиком легла на военные оркестры. Таким образом, деятельность Штрауса, как заключает А. Розанов, стала ступенью в превращении ресторана, где обедали под музыку, в Павловский вокзал, где прежде всего слушали музыку. Выступления оркестра стали часто проходить на полукруглой эстраде на площадке перед вокзалом.

14.12.2017