Медведь как воплощение Эроса

Как известно, на Руси одним из самых значительных сакральных животных был медведь. Медведь ассоциировался с плодородием и благополучием, наделялся магической силой. В некоторых местностях был обычай водить его из избы в избу с купанием перед каждым посещением дома в реке, чтобы обеспечить его хозяевам изобилие рыбы. Русские крестьяне просили вожака обвести медведя вокруг двора, чтобы водилась скотина. Земледелец наделил медведя оплодотворяющими, охранительными силами. Он был вестником пробуждения природы, поскольку его выход из берлоги после зимней спячки совпадал с концом зимы. В то же время медвежья травля - одна из самых жестоких национальных забав, сравнимая с гладиаторскими играми или испанской корридой. Были случаи, когда медведями травили людей. Медвежья травля, составлявшая любимую игру князей и бояр, просуществовала до 60-х годов XIX века. Таким образом, вожак или охотник с медведем может быть рассмотрен как один из архаических символов жертвы, который был переосмыслен в период перехода к земледелию.

Не существовала без медведя и его вожака русская праздничная площадь. Как свидетельствует А. Некрылова, ни одна масленичная неделя в Москве XIX века не обходилась без медвежьего представления. Однако он и развлекал на площади толпу, ассоциируясь также и с дионисийской стихией, из которой вышла трагедия. Медведь как воплощение Эроса одновременно соотносился и с Танатосом. Медведя обычно сопровождали ряженные шутом и козой, с которыми разыгрывалось представление. Без зверинца не обходился балаган даже XIX века.

Так, в 1833 году в Петербурге в балагане Лемана выступали тигр, барс, гиена, слон, дикая кошка, зебра, гну, обезьяны, попугаи, змеи, а из Москвы был доставлен медведь, который должен был схватиться с тигром.

12.12.2017