Раблезианская сущность человека

За ритуальной частью следовала совместная трапеза. Без общего стола на Руси был немыслим никакой праздник. Есть что-то очень глубинное в русском культурном менталитете, благодаря чему только совместный стол по-настоящему объединяет людей, - «фуршет» не приживается в наших домах. В совместной трапезе находило разрядку и то огромное душевное напряжение, какое требовалось от каждого участника в ритуальной части праздника. И вот насыщалась плоть, ликующая душа рвалась наружу песнями, расправлялись члены. Отброшенный в сторону в широком бесшабашном разгуле покров цивилизации, определявший «нормы» общественного устроения, освобождал раблезианскую сущность человека.

Пожалуй, не очень ясен структурный финал праздника. Известно, что в древности ритуальные костры зажигались на Рождество, на Ивана Купалу, на Масленицу и Благовещение и в некоторые другие праздники. Мы уже отмечали, что масленичный костер позволял мгновенно освободить душу для путешествия в неземные миры. Но если сопоставить с празднично-ритуальными кострами древнюю веру в очистительные свойства огня, то можно предположить, что именно эта очистительная сила огня-костра были необходимым завершением «разгулявшегося» праздника, далеко выплеснувшегося за рамки упорядоченного мира. Не исключено, что именно от этих завершающих очистительных костров древности ведут свое происхождение красочные фейерверки XVIII столетия и наследовавшие им наши праздничные салюты, устраиваемые в финале праздников.

Жизнь развивалась, преобразовывались представления о мире и месте в нем человека. За многие столетия цивилизации возникали новые праздники, отмечавшие новые критические, «пограничные» точки, характерные для каждой новой картины мира. Нередко новые праздники «накладывались» на старые, обрастали своими отличительными и узнаваемыми образными знаками. Рудименты прошлого находили свое новое толкование, как мы это видели с клочком сена под образами в рождественские дни.

14.12.2017