Языческий мир

К сочельнику накануне Рождества все приготовления заканчивались. Сочельник имел свои правила. До звезды не ели. Складывается впечатление, что лампы в доме не зажигали, горели только лампадки, и в комнатах разливался тихий и таинственный, как передавали очевидцы, «святой» свет. Слышалось потрескивание печи. Елку вносили после всенощной. Под образами на пучке сена устанавливали кутью, сваренную из пшеницы с медом и взваром из фруктов. Дом замирал в предвкушении грядущего чуда.

Казалось бы, что пучок сена под образами служил знаком, своего рода воспоминанием о том, что младенец Христос появился на свет в хлеву, где, по легенде, вынуждено было остановиться Святое Семейство по дороге в Вифлеем. Однако «корни» появления в рождественскую ночь символического пучка сена лежат много глубже - в древнем славянском язычестве. Не вызывает сомнений, что, как и весь языческий мир, славяне трепетно ждали «день непобежденного Солнца», хотя оно и не являлось главным славянским божеством. Но для наших дохристианских предков Солнце «красное», Солнце «ясное» было источником тепла, света. Исчезни Солнце - исчезнет жизнь. Четыре раза в году Солнце оказывалось в «критической» ситуации: в период весеннего и осеннего равноденствия, когда сравнивалась длительность светлого и темного времени суток, в период летнего солнцестояния, отличавшегося самым длинным днем и самой короткой в году ночью, после чего солнечное, светлое время суток шло на убыль и, наконец, зимний солнцеворот - самый короткий день и самая длинная ночь. После этой ночи «умиравшее» перед тем Солнце должно было восторжествовать над тьмой, холодом и разрушением. Соответственно этим «космическим переломам» выстраивался сельскохозяйственный год славян. В языческой древности накануне великого события был пост, а само событие отмечалось совместной семейной трапезой. На нее специально «приглашали» души предков.

26.05.2017