Дореволюционные театры миниатюр

Однако, «исчезнув с последними романтиками в 1840-е годы (были персонажи и в 1850-е годы. - М. Ю.), она воскреснет в 1890-1900-е годы в биографиях символистов, «жизнестроительстве», «театре одного актера», «театре жизни» и других явлениях культуры XX в.». К таковым в полной мере будут относиться капустники, артистические кабаре и театры миниатюр, имевшие тот же вектор развития, что и кружок друзей Козьмы Пруткова: от интровертных развлечений к экспонирующему искусству. Чувствуя эту родственность, театр «Кривое зеркало» почел за честь отметить 50-летие со дня смерти К. П. Пруткова «торжественным собранием», а «Новый сатирикон» посвятить этому событию целый номер журнала (1913 г.).

Исследователи давно уже обратили внимание, что дореволюционные театры миниатюр были лишены политической тенденциозности и злости негодующей сатиры. «Театральная юмористика 1910-х годов, - пишет Д. Золотницкий, - с искренней опаской сторонилась «политики». Впрочем, если бы юмористы театра и хотели засвидетельствовать свой радикализм, им все равно это не удалось бы». На чем строится это предположение, не сказано ни слова. Л. Тихвинская много писала о том, что кабаретное движение в России питали «эстетический утопизм» (представление об искусстве как единственно недоступной для буржуазной действительности сфере) и эскапизм- «уход» в свой закрытый мир. В контексте этих наблюдений более проясненным выглядит другое ее замечание о том, что «в наших кабаре и намека не было на фрондерский пыл, кипевший в кабачках мюнхенской богемы, где позволяли себе распевать непочтительные песенки о монархе, как это было в кабаре М. Рейнхарта «Дым коромыслом», и даже играть сатирические сценки, высмеивающие бредовые имперские претензии Вильгельма II (в кабаре с макабрским названием «Одиннадцать палачей»)».

19.11.2017