Система «жанров»

Автор позволял самому читателя возвышать тех героев, стремления которых не находили признания в «загадочной» русской действительности. Он посмеивался и был серьезен, был непонятен и загадочен своей витиеватой речью и, как сказал Л. Толстой, «излишней талантливостью», был героичен самой фантастичной не героичностью. В этом сплаве и рождалась занимательная личность «будничного праведника», способного противостоять загадочному «сфинксу» русской действительности.

Мы рассмотрели характеристику и особенности русской занимательной литературы XIX века. Появление элементов занимательности вызвано к жизни интересом русского читателя к зарубежной литературе, но окрашено повышенным вниманием к проблемам личности и ее отношений с окружающей действительностью. И критика выделяет в литературе прежде всего содержательное, серьезное начало. Заглянем в произведения грандов русской литературы. Много ли приключений выпадает на долю Онегина, Базарова, Обломова или Болконского? Их практически нет: они описаны очень кратко и сухо по сравнению с развернутым описанием исканий смысла жизни, душевных «скитаний». Отсюда и та специфика русского романа, которая так бросается в глаза зарубежным исследователям. Немецкий литературовед К. Нетцель, например, предложил вообще употреблять по отношению к русской литературе не термин роман, а особый термин «русен». Не только исследователи, но и писатели ощущали большую дистанцию между образцами этого жанра на Западе и в России. «Не будем называть их романами, - предлагал С. Цвейг, познакомившись с творчеством Ф. Достоевского, - ...они (произведения писателя. - Е. Б.) давно уже не литература, а какие-то тайные знаки, пророческие звуки, прелюдии, пророчества мифа о новом человеке. ... Достоевский больше, чем поэт, - это духовное понятие».

24.07.2017