Зарубежная литература покоряет русское общество

Художественная литература обращается к личности, ее внутреннему миру. И стремительность такого нового подхода завораживает и пугает, поэтому так далеко до того момента, когда Ф. Достоевский вполне обычно напишет И. Аксакову: «Делайте «Русь» разнообразнее, занимательнее, чем дальше, тем больше. А то скажут: умно, Но невесело, - и читать не станут». В этой фразе - внимание и к читателю, и к способу достижения своей цели. Медленно, постепенно идет к этому русская литература, и извилист этот путь.

Первое десятилетие XIX века - это время господства переводного романа приключений, «готического романа тайн и ужасов» и исторического романа, где история подается, говоря пушкинскими словами, «домашним образом». Это время медленно прокладывающего себе дорогу романтизма с его культом творческой личности, противостоящей инертной действительности. Это период брожения в обществе различных идей, неистовых споров вокруг традиционных форм и новых увлечений.

Зарубежная литература покоряет русское общество своей необычной формой, таинственными происшествиями, игрой воображения. И первенствуют здесь «готические романы» А. Радклиф. «Никто не пользовался такой славою, как г-жа Радклиф. Ужасное и чувствительное - вот были, наконец, два рода чтения наиболее по вкусу читающей публике. Чтение этого рода заменило прежние книги», - вспоминает писатель И. Дмитриев. Переводится Р. Мэтьюрин и М. Льюис, Ж. Дюкре-Дюмениль. Десятки этих романов наводняют появляющиеся книжные магазины, заполняют почти все пространство многих журналов, их имена используются для рекламы книг менее популярных авторов. Всеми движет поиск острых ощущений, которые раньше были под запретом, обостренное внимание к таинствам собственной натуры, незнакомым чувствам, интерес к свободной форме этих произведений.

20.09.2017