Библиотека для чтения

Библиотека для чтения

А 31 декабря журнал «Библиотека для чтения» сообщал о выходе в свет танцев из «Руслана», французского контрданса, галопа и мазурки на мотивы «Руслана» в аранжировке А. Н. Лядова. В начале марта французская кадриль на темы «Руслана» уже продавалась в Москве, в магазине Миллера и Гротриана.

Как относился Глинка к такой популярности своих опер, к их многочисленным и не всегда искусным переделкам в кадрили, французские контрдансы и мазурки? В своих «Записках» он ничего не пишет по этому поводу. Все же, думается, такая популярность была ему лестна. Что касается неизбежных трансформаций музыки опер в танцевальных переделках, то этот факт, возможно, его не слишком огорчал: к бальной музыке не предъявлялось особых художественных требований. Важно было другое - через кадрили, мазурки и другие танцы оперы Глинки широко проникали в музыкальный быт того времени. «Кадриль - это кусок эпохи, опера ценилась по бытованию, т. е. по кадрилям, а не по партитурам», - утверждал Б. Асафьев. Кадрили и другие бальные танцы «на тему» были показателем успеха той или иной оперы, своеобразным доказательством того, что публика приняла музыку оперы и сделала ее частью своего музыкального быта.

Рассмотрим теперь, как происходила трансформация оперной музыки в бальную и какие метаморфозы с ней происходили.

Прежде всего, менялся жанр. Оперные арии, дуэты, терцеты превращались в полонезы, мазурки, вальсы и кадрили. Содержание оригинала не имело никакого значения: молитва Весталки переделывалась в полонез, любовный дуэт из «Прекрасной мельничихи» - в марш, рондо Антониды - в мазурку, хор-плач девиц из «Аскольдовой могилы» - в удалую польку-мазурку, сцена похищения из той же оперы - в лихую кадриль. Исключения были редки и касались тех случаев, когда в бальные танцы переделывались танцы из опер, например,

29.06.2017