Освободительное движение в Италии

Освободительное движение в Италии

Компромисс был найден только 14 лет спустя: в России опера была поставлена под названием «Гвельфы и гиббелины», а ее действие было перенесено в средневековую Италию, когда между ними шла междуусобная война. Тем не менее музыка «Гугенотов» зазвучала в России гораздо раньше ее оперной постановки - уже в 1836 году. «Северная пчела» сообщала, что в музыкальный магазин Рихтера «поступила для продажи французская кадриль из «Гугенотов», новой оперы Мейербера. До сих пор петербургская публика не слыхала ничего из сего творения, долженствующего заменить нынешнею зимою на всех балах и вечерах кадрили и вальсы из «Роберта-дьявола». И, действительно, та же «Северная пчела» в 1837 году писала, что французская кадриль из «Гугенотов», аранжированная М. Ждановым, в самое короткое время сделалась любимою музыкой на балах. Так кадриль стала своеобразным источником информации о парижской оперной новинке.

Кадриль чутко откликалась на все события, и не только театральные. В 1831 году, например, появилась кадриль «Les Regrets» - «Сетования», сочиненная по поводу отъезда из России знаменитого Фильда, после концертных выступлений Листа в России в 1842 году появилась кадриль «Liszt reminiscences» - «Воспоминания о Листе». Памяти безвременно скончавшейся Асенковой посвящалась кадриль, составленная «из любимейших мотивов оплакиваемой нами юной артистки». Существовали «подносные» кадрили, приуроченные к торжественным событиям в жизни царствующей семьи. Так, кадриль М. Бернарда «Радостный день» была написана по случаю бракосочетания наследника престола цесаревича Александра; по случаю двадцатипятилетия коронования императора Николая Павловича и императрицы Александры Федоровны - кадриль К. Лядова «Праздник в Москве». Своеобразным откликом на освободительное движение в Италии была «Гарибальди-кадриль».

19.11.2017