По сложившемуся обычаю

Причем регламент бала недвусмысленно ставил мужчину в определенную зависимость от женщины. Так, отказ, например, кавалера танцевать с пригласившей его дамой означал для мужчины окончание танцев на этот вечер. Кавалер, пригласивший даму на танец, в случае, если она занята разговором, должен был отойти в центр зала и ждать, пока дама наговорится. Даже тип бальной обуви и тот определялся через отношение к даме. Я. Санглен отмечал, что «в сапогах танцевать не дозволялось - считалось неуважением к дамам». Но все перечисленное меркнет по сравнению с тем новым статусом, который получает женщина в бальной культуре, - она становится «хозяйкой бала». Образец встречи Императрицей гостей в Летнем саду своеобразно преломился, спустившись на уровень многочисленных частных балов. По сложившемуся обычаю, хозяин подносил букет цветов даме, которую хотел отличить. Дама эта и становилась «царицею бала», распоряжалась танцами, а букет, подобно Олимпийскому огню, торжественно передавала тому из мужчин, в доме которого пройдет следующий бал, «назначая при этом день, в который она желала танцевать... Получивший цветы обязан был слепо повиноваться воле красавицы». Таким образом, даже пульс бальной жизни в определенной степени оказывался в руках женщин.

Рассматривая эту сторону бальной культуры, нельзя не отметить, что здесь в своеобразной форме всплывают непрожитые Россией элементы средневековой рыцарской эстетики - демонстративного культа «чужой» дамы, как, впрочем, и для дамы - демонстративного выбора «чужого» кавалера. Прогулки перед обществом, парные танцы в подобной знаково-символической системе могут быть соотнесены с эстетикой куртуазной любви, как и сам бал - с турниром. Бальная зала в результате превращалась в поле демонстрации освоенного высшими слоями российского общества языка «утонченного стиля» и одновременно оказывалась местом демонстрации уровня притязаний и собственных склонностей каждого из участников бального торжества.

24.07.2017