Одна из наиболее жестких российских традиций

Если же обратиться к архетипам поведения участников празднеств в Летнем саду, то нельзя не отметить их близость с той драматургией деятельности, которая была свойственна российской традиции приема гостей и дворцовых развлечений еще в допетровской «теремной культуре». Встреча гостей вином, подносимым женой хозяина, игрища на наиболее свободной от всякой регламентации и официально-церемониальных функций женской половине являются характерными ее чертами. При этом вообще нельзя не вспомнить, что русские цари в Кремле всегда ходили забавляться, в том числе танцевать, в царицыны покои.

Последнее обстоятельство, думается, проливает дополнительный свет на специфические функции бальной культуры России на первых этапах ее становления. Бал утверждает себя не только как одна из просветительских форм, соответствующих духу своей эпохи (хотя такой оттенок, естественно, танцевальная культура XVIII века имеет), сколько как своего рода «контркультура», открыто противопоставленная традиционным для России табу и направленная на их разрушение. Действительно, одна из наиболее жестких российских традиций касалась запрета на появление женщины в публичных местах, вне закрытого для посторонних «женского пространства». Лишь на свадебных пирах мужчины и женщины, не находящиеся в кровнородственных отношениях, могли оказаться вместе. Превращение традиционно женского по своим функциям пространства в публичное уже само по себе превращало Летний сад в зону антитрадиционалистской направленности. Здесь собирались люди в «иноземном платье», которые и развлекались по-иноземному, сменив, в частности, русские пляски на польские - менуэты и контрдансы.

Однако бал - не просто место встречи мужчин и женщин, танцующих иноземные танцы. Это еще едва ли не уникальное место демонстрации инициативного выбора женщиной мужчины. Один из французских бальных танцев - менуэт - стал на протяжении почти всего XVIII века «белым танцем».

19.11.2017