Процветают частные балы

Процветают частные балы

Так и с балами в России. Мода на танцы и потребность в них, по-видимому, быстро сделались очень значимыми для сравнительно широких слоев обеспеченных людей, прежде всего чиновничества. Уже во время правления Елизаветы Петровны придворные балы достигают огромного размаха - на них собирается до трех тысяч человек. Процветают частные балы. В столицах балы становятся гвоздем программ частных увеселительных садов, организованных по подобию «славных лондонских, парижских и венских садовых гульбищ». Особый интерес представляет деятельность оперного антрепренера Дж. Локателли, который после ряда неудач с вывезенной из Италии труппой организовал в Москве «привилегированный оперный дом» с маскарадами. Огромная даже по нынешним временам зала дома вмещала 4 тысячи человек и была поделена на места для танцев и места «для любопытных». Здесь также были комнаты для игр, буфетные. Подобный размах деятельности Дж. Локателли, не самого удачливого из импресарио, работавших в этот период в России, свидетельствует о достаточно широком круге лиц, приобщенных к бальной культуре. Таким образом, всего за три десятка лет - менее чем за одно поколение- в России складывается целая система балов от придворных до коммерческих или антрепренерских. Она, в свою очередь, вызывала спрос на танцмейстеров и привела к появлению танцзалов и танцевальных школ для тех, кто не мог себе позволить личного учителя танцев. Об интересе к танцам свидетельствуют и нотные сборники, содержащие, наряду с одами российскими, менуэты, «аглицкие контрдансы», французские котильоны и «прочие штудии для различных музыкальных инструментов».

Рассматривая эти факты, можно, конечно, утверждать, что существовавшие в допетровской «теремной культуре» танцевальные развлечения в новом, уже петровском публичном пространстве получили соответствующую форму реализации, можно полагать, что бал ответил на какие-то новые культурные потребности русского общества, переживавшего один из самых сложных «мутационных» периодов в своей истории, однако, если стоять на почве фактов, то ничего иного, кроме явно выраженных социальных функций, в очерченной экспансии бальной культуры усмотреть трудно.

22.10.2017