Свадьба Петра I

Свадьба Петра I

Но так или иначе к началу XVIII столетия настольные украшения уже вошли в российский быт вне всякой связи с петровскими преобразованиями. И серебряная фонтанная лохань, значащаяся, например, в описи конфискации имущества А. Д. Меншикова, никак не может быть названа приметой нового времени. Однако к 1720-м годам некоторые изменения все же произошли. Если довериться довольно скупому изобразительному материалу той поры - известной гравюре Шхонебека, на которой представлена свадьба Петра I, и акварелям Берхгольца, можно заключить, что главный акцент в декорации банкетов был перенесен со стола «на стены». Празднично оформлялся в основном интерьер. Стол же стал более строг и лаконичен, что, в принципе, отвечает европейскому вкусу периода французского Регентства. Во всяком случае, стол русской императорской свадьбы, заставленный тарелями, блюдами и светильниками, точно походит на стол, накрытый в 1719 году в Дрездене в Японском дворце с гравюры, атрибутируемой Дю Пле (Купферстиш-Кабинет в Дрездене).

В то же время появление некоторого регламента в сервировке заставило русский двор заинтересоваться престижными и новомодными предметами, требуемыми для «учреждения стола». Иначе бы Петр I вряд ли озаботился заказом у лучшего парижского мастера серебряных surtout de tableeft для подарка своим дочерям Анне и Елизавете. Речь идет о двух одинаковых surtout с продолговатыми теринами с эспаньолетами в центре, которые до сих пор составляют гордость коллекции серебра в Эрмитаже. Эти композиции были выполнены Клодом II Боле-ном в 1724 году. Чуть позже в 1727-1728 годах уже для Екатерины I им был сделан роскошный surtout de table, представляющий собой плато с подставками для хрустальных флаконов, с четырьмя кронштейнами-подсвечниками и пирамидальной композицией в центре из аллегорических фигур, символизирующих триумф Комоса, бога празднеств.

20.09.2017