Карлики не имеют генетической памяти

Различая явно как бы две линии, два направления в шутовских пристрастиях и в шутовском окружении императрицы Анны Иоанновны - старую и новую, «восточную» и «западную», «варварскую», низменную, и галантную, изысканную, нужно сказать, что они, существуя раздельно, все-таки часто смешивались, смещались одна в сторону другой; происходила ассимиляция этих двух полюсов и образовывалось нечто совсем новое, как и во многом другом в культурно-эстетической жизни этого времени.

Предлагаем читателю подлинный документальный материал той эпохи, впервые собранный воедино: разбросанные сообщения, печатавшиеся в газете «Санкт-Петербургские ведомости» на протяжении 1730-х годов о всевозможных событиях развлекательного характера, в которых Анна Иоанновна принимала участие, и бытовых деталях, их сопровождавших, а также архивные документы, относящиеся к данной теме, в большей части неизвестные исследователям.

Карлики не имеют генетической памяти. И очевидность этого утверждения можно обнаружить на любом уровне энциклопедическом, интеллектуальном или подсознательном. Интонация темы, однако, настолько драматична, что, настраиваясь на нее, необходимо хотя бы отчасти проникнуться природой этого явления, - уж очень своеобразно само словосочетание «(история карликов». Хотя, безусловно, историческое место карликов определено и достаточно хорошо известно. Наиболее частое упоминание об этих особых людях появляется в литературе конца XVII-начала XVIII века, в книгах об этой эпохе, а также документах XVIII столетия. Особое пристрастие к различного рода шутам, забавам, необычным явлениям подмечено во вкусах двора Петровского времени. Цель данной работы на материале истории карликов попытаться понять отношение к диковинным и забавным явлениям в истории России.

26.04.2017