При Петре I

При Петре I это новое как бы просачивалось с поверхности внутрь. И наконец, в анненское десятилетие эти веяния не только внедрились и задержались внутри, но скрестились, смешались с исконно русским, образовав новые и неразрывные социокультурные соединения, одинаково принадлежавшие теперь и Западу и России. При этом очень показателен (у самой императрицы) интерес не только к тому, что идет и пришло с Запада, не только к тому, что прижилось и является симбиозом российского и европейского, но именно к тому, что еще в чисто национальном качестве, особый острый интерес к русскому фольклору и его носителям. (С первых лет царствования Анна Иоанновна начинает стягивать ко двору всевозможных национальных исполнителей: рассказчиков и рассказчиц, балагуров, затейников, музыкантов и особенно певчих, превратив это в своеобразный «государственный налог».) Интерес этот, однако, не затмевает общеизвестное покровительство иностранцам (широко представленное документально в других разделах вышеупомянутого сборника, а в данном сообщении лишь частично касаемое).

В данном сообщении мы хотим представить Анну Иоанновну в домашнем придворном кругу среди ее любимых занятий и затей, которые красноречиво расскажут об ее истинных вкусах, симпатиях, привычках.

Анна Иоанновна родилась в 1693 году и была второй (средней) дочерью царицы Прасковьи Федоровны (урожденной Салтыковой) и царя Иоанна Алексеевича (сводного брата Петра I, то есть сына Алексея Михайловича и первой его супруги Марьи Ильиничны, урожденной Милославской).

Росла и формировалась Анна Иоанновна в атмосфере необычно двойственной. С одной стороны, ее мать, царица Прасковья Федоровна, приверженная русской допетровской старине; она, живя с дочерьми в основном в селе Измайлово, развлекалась по старинке рассказами «бахарей» (сказателей), пением и пляской простонародной бандурщины, хороводами местных сельских девок, выходками юродивых и нищих, содержавшихся при ней целыми толпами.

22.09.2017