Символический язык увеселительных огней

Символический язык увеселительных огней был неизменен, традиционен и сам собой стал общепринятым. «Все одно и то же, как всегда: храм Януса да храм Бахуса, храм невесть какого дьявола - все дурацкие несносные аллегории и при том в громадных размерах с необычайным усилием произвести что-нибудь бессмысленное»,- писала Гримму Екатерина II в 1775 году. Остроумнее нельзя было выразиться. Но на самом деле в результате расширенных упражнений и опытов изобретаются золотые, зеленые и «другие прелестнейшие цветные огни», которые становятся все более крупными и достойными удивления. Именно в правление Екатерины «огненные упражнения, как и вообще все искусство фейерверков, достигли такой высокой степени совершенства, какого до сих пор... кроме российского императорского двора, нигде в другом месте не видано еще и не известно»,- писал Я. Штелин.

Вот как описывает фейерверк в честь заключения мира 1774 года А. Болотов: «Представлено было три огромных шита: один, в середине, фитильной из огней разноцветных; другой из селитреных свечек, а третий прорезной, освещенной сзади множеством вертящихся огненных колес... Все они зажжены были не вдруг, а один после другого, а между тем представляемы были разные другие огненные декорации, составленные из превеликого множества разнообразно вертящихся огненных колес, звезд, солнцев, огненных фонтанов и бураков... Для слуха же в особенности поразительны и увеселительны были огни, называемые подземными, производящие трескотню великую... Но ничто не могло сравниться с так называемым «павлиньим хвостом». Составлен он был из бесчисленного множества ракет, зажженных и пущенных в одно время с двух сторон, в противоположном друг другу направлении... Все сии ракеты, простиравшиеся числом до 700, начинены были горящими звездами...» Государыня и гости наблюдали этот фейерверк из специально построенных зданий, совершенных подобий трехмачтовых купеческих кораблей.

29.04.2017