Новый российский песенник

Все большее распространение получала в быту игра на музыкальных инструментах, служивших не только для аккомпанемента пению, но и для самостоятельного исполнения на них любимых произведений. Между вокальным и инструментальным репертуаром не существовало значительной разницы. Характерно в этом отношении заглавие сборника, выпущенного издателем Т. Полежаевым в конце века: «Новый российский песенник, или Собрание разных песен с приложенными нотами, которые можно петь на голосах, играть на гуслях, клавикордах, скрипках или духовых инструментах» (1792). Простая «нейтральная» форма музыкального изложения позволяла легко приспосабливать одни и те же вещи к имевшемуся под руками инструменту или небольшому ансамблю.

Из сольных музыкальных инструментов особенно популярны были так называемые «столовые», или прямоугольные, гусли, которые имеются в виду в приведенном заглавии сборника Т. Полежаева. Они имели вид небольшого столика на четырех ножках, часто разрисованного и украшенного инкрустацией. Благодаря большему количеству струп, чем в старинных народных гуслях, и особому устройству, допускавшему игру обеими руками, они могли служить заменой клавесина, клавикордов или арфы, которые из-за высокой цены были доступны только богатым людям. Этот вид гусель сохранялся в городской мещанской среде до середины XIX столетия.

Своеобразным сводом произведений для бытового инструментального музицирования во второй половине XVIII в. является сборник

Ярославского краеведческого музея, включающий более ста пьес для гусель или клавишного инструмента. Наряду со специально написанными для этих инструментов небольшими танцевальными пьесами (чаще всего менуэт или полонез) и обработками народных песен, снабженными иногда целым циклом вариаций, мы находим здесь и военные марши (в том числе популярный Преображенский марш), и даже увертюры из опер, шедших на придворной сцене.

11.12.2017