Различия стилей басни

В 1828 г. Пушкин писал: «В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному». И шишковцы, и карамзинисты ратовали за язык «условленный, избранный». В этом они смыкались. А противостояла им линия развития русского литературного языка на народной, подлинно национальной основе. Проблема народности литературного языка остро стояла в литературно-языковой практике, она необходимо должна была выдвинуться на первый план и в дискуссиях «о слоге». Это произошло, когда Крылов выступил как писатель-баснописец. Карамзинисты не приняли подлинно народного языка его басен и противопоставили ему язык басен И. И. Дмитриева. В. В. Виноградов писал, что вне рамок споров шишковцев с карамзинистами и параллельно с ними «в первые десятилетия XIX века разгорается яростная, непримиримая борьба за пути развития национального русского литературного языка и стилей национальной художественной литературы. Различия стилей басни, прикрепленные к именам Крылова и Дмитриева, стали лозунгами этой борьбы».

И шишковское, и карамзинское направления были опровергнуты развитием русского литературного языка как языка общенародного, национального. В XVIII в. это развитие было поразительно интенсивным. От двух типов литературного языка до стилей литературных направлений и зачатков функциональных стилей, от языка «Прикладов, како пишутся...» до языка писем Фонвизина, от языка рукописных повестей до языка «Пригожей поварихи» Чулкова, от языка первых русских мемуаров до языка «Писем русского путешественника» Карамзина, от языка лирики петровского времени до языка поэзии Державина - путь огромный и притом пройденный за короткое (для истории языка) время. Но окончательное становление национального русского литературного языка и закрепление его норм принадлежат XIX веку.

11.12.2017