Организация в тексте

Он предлагает читателю не «зеркало души своей», а описание и анализ самой действительности. Именно широтой отражения русской действительности объясняются широта диапазона языковых средств (от старинных книжно-славянских до просторечных и «простонародных» и от специфически «бытовых» до «метафизических» и общественно-политических), «биение слова» и «жизнь языка» в книге Радищева. О вспышке церковнославянского языка или о трех стилях в одном переплете не может быть и речи.

Как пишет Д. Д. Благой, Радищев в своей книге дает «бой сковывавшей творческую свободу писателя поэтике классицизма», при этом «отнюдь не становится он и на путь субъективного сентиментализма», в его «Путешествии» «всходят ростки нового творческого метода - метода критического реализма». Употребление, организация в тексте «славенских» и «простых российских» элементов подчинены у Радищева совсем другим закономерностям, чем в классицизме и сентиментализме. В использовании церковнославянизмов Радищев смелее и дальше других писателей XVIII в. идет по пути их семантического и идеологического переосмысления, по пути наполнения их новым, гражданским, революционным содержанием. Например: «О! если бы рабы, тяжкими узами отягченные, яряся в отчаянии своем, разбили железом, вольности их препятствующим, главы наши, главы бесчеловечных своих господ, и кровию нашею обагрили нивы свои! Что бы тем потеряло государство? Скоро бы из среды их исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени, но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишены»67.

С подобными контекстами соседствуют контексты, где славянизмы выступают в иронической и сатирической функции: «...сокращенный видом плети гранодера, староста столь живо ощущал мощь десницы грозящего воина, как бунтующие ветры ощущали над собою власть сильной Эоловой остроги»; «Между тем я, на улицу, воспретил храброму предтече его превосходительства исполнить его намерение»; «Блаженны в единовластных правлениях вельможи. Блаженны украшенные чинами и лентами».

18.08.2017