«Живописец»

«Да бог посетил нас скотским падежом, скотина почти вся повалилась; а которая и осталась, так и ту кормить нечем, сена были худые, да и соломы мало, и крестьяне твои, государь, многие пошли по миру. Неплательщиков по указу твоему господскому на сходе сек нещадно, только они оброку не заплатили, говорят, что негде взять. С Филаткою, государь, как поволишь? денег не платит, говорит, что взять негде: он сам все лето прохворал, а сын большой помер, остались маленькие робятишки; и он нынешним летом хлеба не сеял, некому было землю пахать, во всем дворе одна была сноха, а старуха его и с печи не сходит».

Новиков последовательно и остро выступал против галломании дворянской верхушки, за национальную русскую культуру, за национальные русские основы литературного языка. Пародируя рассуждения «молодого автора»; Новиков писал в «Живописце»: «Пропади знание российского языка, ежели и без него можно жить в большом свете: а этот большой свет составляют почтенные и любезные наши щеголи и щеголихи». «Щегольское наречие» было едко высмеяно Новиковым в «Опыте модного словаря щегольского наречия» и в ряде стилизованных писем, среди которых выделяется письмо щеголихи, начинающееся обращением «Mon coeur, живописец!»: «...пo чести скажу, что твои листы вечно меня прельщают: клянусь, что я всегда их без всякой дистракции... Но я никак не ушла от беды: муж мой в уме очень развязан: да это бы и ничего; чем глупее муж, тем лучше для жены; но вот что меня терзает до невозможности: он влюблен в меня до дурачества, а к тому ж еще и ревнив. Фуй! как это неловко: муж растрепан от жены... как привяжется он ко мне со своими онами и клятвами, что он от любви ко мне сходит с ума, то я сперва говорю ему: отцепись; но он никак не отстает; после этого резонирую, что стыдно и глупо быть мужу влюблена в свою жену; но он никак не верит: и так остается мне одно средство взять обморок». Курсивом Новиков выделил в письме наиболее характерные черты «щегольского наречия».

27.04.2017