Бесперспективность развития

Ломоносов хорошо понимал значение своей деятельности для развития и усовершенствования русского литературного языка и - что особенно важно - усматривал это значение не в том, что написал теоретические филологические труды, а в том, что создал образцы употребления русского языка в различных сферах литературы. В письме 1762 г. «на высочайшее имя» он писал: «На природном языке разного рода моими сочинениями, грамматическими, риторическими, стихотворческими, историческими, а также и до высоких наук надлежащими физическими, химическими и механическими стиль российской в минувшие двадцать лет несравненно вычистился перед прежним и много способнее стал к выражению идей трудных, в чем свидетельствует общая аппробация моих сочинений и во всяких письмах употребляемые из них слова и выражения, что к просвещению народа много служит».

Талантливейшим представителем русского классицизма был и А. П. Сумароков - плодовитый писатель, автор многих поэтических и драматических произведений, а также ряда статей по вопросам литературы и русского языка. Сумароков хорошо понимал бесперспективность развития основанного на устаревшей «славянщизне» высокого стиля и последовательно выступал за простоту, ясность выражения, ориентируясь при этом на повседневное, обыденное разговорное употребление образованных людей. В «Ответе на оду Василия Ивановича Майкова» Сумароков писал:

Ф. Г. Карин из трех «преобразителей российского языка» - Феофана Прокоповича, Ломоносова и Сумарокова - отдавал явное предпочтение последнему, считал его заслуги наибольшими, потому что он смелее и энергичнее других сближал литературный язык с «простой речью», потому что «в нем ничего не видно такого, что бы не свойственно было московскому наречию»43. Эти оценки очень интересны, но очевидно односторонни. На самом деле язык Сумарокова не был таким гармоничным, каким хотелось его видеть Карину. Поэзия Сумарокова оказалась несвободной ни от высокопарной «славянщины», ни от вульгарного просторечия.

18.08.2017