Многие исследователи

Например, в «Слове о пользе химии» читаем: «Натуральные вещи рассматривая, двоякого рода свойства в них находим. Одни ясно и подробно понимаем, другие хотя ясно в уме представляем, однако подробно изобразить не можем. Первого рода суть величина, вид, движение и положение целой вещи; второго цвет, вкус, запах, лекарственные силы и прочее. Первые чрез геометрию точно размерить и чрез механику определить можно; при других такой подробности просто употребить нельзя, для того что первые в телах видимых и осязаемых, другие в тончайших и от чувств наших удаленных частицах свое основание имеют».

Многие исследователи справедливо отмечают, что литературная практика Ломоносова была шире и богаче его теории. Известно, что даже в языке од, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, отбор и употребление лексики и грамматических форм, а также произносительных вариантов далеко не всегда соответствуют правилам высокого стиля. В научно-публицистических сочинениях Ломоносова нередко можно наблюдать полную «свободу от всяких искусственных литературно-стилистических условностей... разрушение всяких граней между письменной и живой устной речью»39. В письме

«О сохранении и размножении российского народа» буквально на каждой странице встречаются колоритнейшие контексты, отличающиеся широтой лексического диапазона и эмоционально разнообразной, то непринужденно-разговорной, то ораторски приподнятой синтаксической организацией, например: «Я к вам обращаюсь, великие учители и рас- . положители постов и праздников, и со всяким благоговением вопрошаю вашу святость: что вы в то время о нас думали, когда св. великий пост поставили в сие время? Мне кажется, что вы, по своей святости, кротости, терпению и праводушию милостивый ответ дадите и не так, как андреевский протопоп Яков делал, в церкви матерно не избраните или еще, как он с морским капитаном в светлое воскресенье у креста за не поцелование руки поступил, в грудь кулаком не ударите».

21.10.2017