Теория Ломоносова

Столь же осторожен он и в употреблении церковнославянизмов, которых в его сатирах весьма немного. В результате создается язык довольно ровный, свободный как от высокопарной «славянщизны», так и от нарочитой просторечной грубости, как, например, в заключительных стихах сатиры «К уму своему»:

На середину XVIII в. приходится расцвет русского классицизма. С этим направлением теснейшим образом связана теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность М. В. Ломоносова, которая, однако, не замыкается полностью в рамках классицизма. За пределы теории классицизма выходят, в частности, идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, сложившейся к середине XVIII в. Эти идеи, он изложил в «Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» (1757), где использовал известную с античных времен схему деления литературного языка на три стиля - «высокий», «средний» и «низкий».

Теорию Ломоносова отличает историзм, схема трех стилей послужила для него лишь формой, в которую оказалось удобно заключить результаты наблюдений и обобщений в области истории русского языка и его состояния в середине XVIII в. Ломоносов был первым, кто разграничил старославянский («древний моравский», «славенский») и древнерусский языки и определил большую историко-культурную роль старославянского языка в формировании и развитии русского литературного языка: «Ясно сие видеть можно вникнувшим в книги церковные на славенской языке, коль много мы... видим в славенском языке греческого изобилия и оттуду умножаем довольство российского слова, которое и собственным своим достатком велико».

Характеристика высокого, среднего (посредственного) и низкого (простого) стилей дана Ломоносовым с точки зрения их лексического состава.

18.08.2017