Учебная и научная литература

Тем не менее книжно-славянский тип языка, разумеется, не исчезает внезапно, он еще держится не только в религиозной, но и в светской литературе. В начале XVIII в. к нему нередко тяготеет учебная и научная литература. Например, в «Арифметике» А. Ф. Магницкого математические правила и понятия излагаются с использованием архаической лексики, сложных синтаксических конструкций, книжно-славяиских союзов и союзных слов: «Нумераций есть счисление, еже совершенно вся числа речию именовати, яже в десяти знаменованиях или изображениях содержатся и изображаются сице: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 0, из нихже девять назнаменова-телны суть: последнее же 0 (еже цыфрою, или ничем именуется) егда убо оно едино стоит, тогда само и себе ничтоже значит, егда же коему оных знамениваний приложено будет, тогда умножает в десятеро, якоже предложено есть ниже сего».

Однако в научной (особенно естественнонаучной и научно-технической) литературе книжно-славянский тип языка, будучи труднодоступным для широкого круга читателей и неприспособленным для выражения новых научных понятий и технических терминов, не имел перспектив развития.

Зыбким было положение типа языка и в художественной литературе. Здесь одним из его последних прибежищ была панегирическая поэзия, которая оставалась тесно связанной с традициями литературы барокко XVII в. Вот отрывок из одного стихотворного панегирика петровского времени:

Находит известное отражение книжно-славянский тип языка и в повествовательной литературе, например в «Повести о российском кавалере Александре»: «И всемогущий бог даровал ему сына зело и умом остра, которой остроте равное и имя, - Александр. И еще Александру в возрасте, было достойно, понеже от природы разум в нем так изострялся, что философии и наук достиг и во учении».

11.12.2017