Уроки поведения

Такая призванная преподать молодежи уроки поведения книга, как «Юности честное зерцало», широко использует просторечие, например: «Младые отроки не должны носом храпеть и глазами моргать, и ниже шею и плеча, яко бы из повадки трести, и руками не шалить, не хватать, или подобное неистовство не чинить, дабы от издевки не учинилось и в правду повадки и обычая».

Обильно представлено просторечие в значительном публицистическом произведении петровского времени - «Книге о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова: «...и от бескормицы служба вельми не спора, потому что, голодной идучи, и за соломину зацепляется, а не то что ему неприятеля гнать»; «и Петр побывал у него с гостинцом, то он ево животы отпечатал, а моих не распечатал, знатное дело, что и с меня хотелось ему нечто сорвать»20. В книге Посошкова постоянно встречаются такие слова и выражения, как оплошка, потакать, потачка, наугад, поноровка (поблажка), облыжка (обман), моркотно (суетливо, тревожно), алтынник (скряга, взяточник), алтынничать, ладогозить (спорить, вздорить), харч; мало-мало починают ходить; дурацкого раскола; закрепить крепонько; припало желание; бог весть какие; и до него... дела нет и т. п.

Но главное в развитии русского литературного языка петровского времени заключалось не в частных случаях изменения его состава, но в принципиальном повороте его к сближению с разговорным языком и в перестройке его как «системы подсистем».

Происходит постепенное, но решительное вытеснение из литературной практики старого книжно-славянского типа языка. Религиозная литература, которая была главной сферой его применения, отступает перед литературой светской. А здесь он все более утрачивает свое первоначальное обличье, в него проникают западноевропейские заимствования и народно-разговорные элементы.

23.10.2017