Реальная историческая личность

Реальная историческая личность

К особенностям Древнего Междуречья можно отнести четко прослеживаемую преемственность в области культуры. Очевидно, что жители Вавилонского царства, существовавшего с XIX по VI в. до н.э., многое унаследовали из культуры шумеров. Например, в основе письменности вавилонян лежала шумерская клинопись.

Не только форма литературных произведений, которые писались часто стихами и были невелики по объему, но и сюжеты, как правило, имели шумерские корни. Наиболее ярким примером тому может служить замечательное литературное произведение «Эпос о Гильгамеше», занимающее, пожалуй, важнейшее место среди месопотамских эпических произведений. Сохранилось пять шумерских песен об этом герое. В аккадском эпосе нам известно три версии большой эпической поэмы о Гильгамеше. Этот герой был очень популярен и в Вавилонском царстве.

Гильгамеш - реальная историческая личность. Он был правителем города Урук на рубеже XXVII и XXVI вв. до н.э. Со временем он был обожествлен, и в эпических текстах конца III тыс. до н.э. Гильгамеш уже фигурирует как потомок солнечного бога Уту. В дальнейшем он стал считаться судьей в загробном мире, защитником людей от демонов и основателем градостроения.

Сюжет эпоса можно свести к следующему. Гильгамеш был настолько жестоким и несправедливым правителем Урука, что жители, возроптав, обратились к богам с просьбой обуздать его. Боги создают дикого человека-богатыря Энкиду, который должен погубить Гильгамеша. Но единоборство героев показывает, что их силы равны. Они становятся друзьями и вместе совершают ряд подвигов, в частности избавляют мир от чудовища Хумбабы. Энкиду погибает. Гильгамеш, желающий воскресить друга, отправляется за травой бессмертия к Утнапиштиму - «месопотамс-кому Ною», который не только был спасен во время Всемирного потопа богами за свою праведность, но и награжден «растением жизни». Гильгамеш не смог воскресить Энкиду, потому что змея украла у него «растение жизни». Возвратившись в Урук, герой понимает, что истинное бессмертие не в вечной жизни человека, а в памяти потомков о его добрых делах.

23.08.2017